gabblgob: (Default)
[personal profile] gabblgob
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tiomkin в ЮАР || генерал Магнус Малан


      18 июля 2011 года в ЮАР умер Магнус Малан, бывший министр обороны республики и одна из ключевых фигур эпохи апартхейда. За пределами Южной Африки на его смерть особого внимания не обратили, в России, так вообще это в разряд новостей не попало, а вот в ЮАР его смерть вызвала ожесточенную полемику на страницах газет. Что понятно – Малан находился у руля военной машины в те годы, когда его страна вела т.н. «Пограничную войну» (1966 - 1988), почти четвертьвековой конфликт, затронувший впрямую или опосредованно добрый десяток стран, повлиявший на жизнь нескольких поколений южноафриканцев и определивший дальнейшее развитие как ЮАР, так и Анголы, Намибии, Зимбабве, Мозамбика и Кубы. До сих пор ведутся споры, чем была та война и кто ее выиграл; как легко догадаться, ответ зависит от того, к какому лагерю принадлежит тот или иной историк/публицист и т.д. Одни ее называют «Южноафриканским Вьетнамом» и считают, что ЮАР проиграла «эту позорную авантюру», другие уверены, что война была выиграна южноафриканцами и цели, которая ставила Республика, были достигнуты. Правда, как ей и положено, находится где-то рядом. И в эти годы во главе армии, а позже и всего оборонного комплекса страны находился Магнус Малан, фигура нерядовая, человек, к которому даже враги из АНК испытывали определенное уважение.
      Часть статей, появившихся в качестве отклика на смерть Малана, поносит бывшего генерала, еще часть его превозносит; сдержанных и объективных, как всегда, мало. Спор о Малане, что неудивительно, перерастает в спор о прошлом (тему для южноафриканцев довольно болезненную – (псевдо) исторические «срачи» характерны не только для России). В общем, перевел и составил небольшую подборку откликов на смерть генерала:

  1. Официальное заявление бывшего президента ЮАР де Клерка.

  2. Откровенная анти-малановская статья (автор которой, надобно отметить, не чурается самой невероятной лжи).

  3. Ответ на анти-малановскую статью

  4. Довольно взвешенный некролог

  5. Еще один некролог

  6. Любопытные воспоминания о Малане.

  7. Статья в защиту ВС ЮАР, историю которых южноафриканские СМИ сегодня подают в черном цвете.





      Биография



      Магнус Андре де Мериндол Малан родился 30 января 1930 года, в семье Элизабет Фредерики Малан и Аврила Ире де Мериндол, профессора биохимии, позже депутата и спикера нижней палаты парламента.
      Учился в школе Afrikaans в Претории и спортивной школе Дэни Крейвена Physical Education Brigade в Кимберли, которую и закончил в 1948 году. По окончании школы хотел записаться в армию, но отец уговорил его сначала получить высшее образование. В 1949 году поступил в университет Стелленбоша на факультет коммерции. В том же году, в ЮАР впервые ввели возможность получения высшего университетского образования для офицеров и Малан воспользовался этим. Он поступил на службу в ВС, перевелся в университет Претории и в 1953 году выпустился оттуда со степенью бакалавра военных наук.
      Малан получил назначение во флот и служил в морской пехоте на о. Роббен. Когда морская пехота как род войск была расформирована, он перевелся в сухопутные войска в звании лейтенанта. В ходе военной карьеры Малана, он закончил 11 курсов, включая командные и высшие штабные курсы в США в 1962-1963 годах. Служил на командных должностях, в 1973 году возглавил сухопутные войска, а в 1976 – вооруженные силы Южно-Африканской Республики.
      В 1980 занял должность министра обороны в правительстве Питера Боты. В следующем году был избран в парламент от Национальной партии от Моддерфонтейна. В 1981 году был избран в исполнительный комитет НП провинции Трансвааль и впоследствии стал одним из вице-председателей этого комитета.
      Во время пребывания Малана в должности министра обороны армия привлекалась к подавлению беспорядков в городах и поселениях. В 1987 году впервые публично признал, что армия Южной Африки воюет в Анголе в поддержку УНИТА и совершает операции против СВАПО и АНК.
      В 1988 году, совместно с министром иностранных дел Пиком Ботой участвовал в переговорах в Кабо-Верде, Каире и Браззавиле по ангольскому и намибийскому вопросам. Переговоры закончились подписанием мирного соглашения, выводом войск ЮАР из Анголы и Намибии, свободными выборами в Намибии, на которых в 1990 году победила партия СВАПО.
      Награжден орденами: Звезда Южной Африки (1975), Южный Крест (1977), медалью Pro Patria с пряжкой за Кунене (1977)
      В 1990 году против него были выдвинуты публичные обвинения в том, что ВС ЮАР тайно готовили «эскадроны смерти».
      3 февраля 1993 года подал в отставку.
      В 1962 году сочетался браком с Марго фан дер Вальт. Дети: два сына и дочь.
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =





1. FW de Klerk’s tribute on death of Magnus Malan

FW de Klerk



1. Заявление бывшего президента ЮАР Фредерика де Клерка на смерть Магнуса Малана

Ф.В. де Клерк
18 июля 2011 года


      С печалью я узнал о кончине генерала Магнуса Малана.
      Находясь на посту командующего Вооруженными Силами Южной Африки, а позже и на посту министра обороны, генерал Малан сыграл главную роль в том, что наши вооруженные силы превратились в ведущую армию Африки.
      Под его руководством ВС ЮАР сыграли неоценимую роль по защите Южной Африки и региона в целом, вплоть до того момента, когда советская коммунистическая система рухнула, что дало новый толчок к переговорам и привело к установлению нашей нерасовой конституционной демократии.
      С самого начала генерал Малан и вооруженные силы принимали как данность, что конституционные и политические вызовы, стоявшие перед Южной Африкой, не имеют военного решения, и не покладая рук работали над тем, чтобы создать условия для мирного решения проблем с помощью переговоров.
      Я хотел бы выразить свои искренние соболезнования супруге генерала Малана, его семье, близким и всем его сослуживцам.
      Опубликовано Фондом Фредерика де Клерка, 18 июля 2011 года.



2. Vile, venal enemy of the people

Chris Barron



2. Гнусный и продажный враг народа

Крис Баррон
23 июля 2011 года


      Магнус Малан, скончавшийся в Кейптауне в возрасте 81 года, в течение 10 лет был, вне всякого сомнения, самым главным человеком во властных кругах Южной Африки. Президентом был П.В.Бота – но слушал он не кого-то, а Малана.
      Именно Малан, будучи самым доверенным среди всех генералов Боты и позже ставший министром обороны в его кабинете, заявил Боте, что ЮАР столкнулась с «тотальным наступлением». Обильно цитируя книги, которые он читал (а позже рекомендовал читать и Боте) о британских уроках в Малайе и французских – в Алжире, Малан объяснил президенту, что единственно возможным ответом на это может быть только «тотальная национальная стратегия». Это подразумевает, что все сферы жизни в стране – социальная, политическая, экономическая – должны контролироваться армией. Власть осуществляется через систему управления национальной безопасности – что ставит полицию, разведку и гражданскую администрацию под контроль генералов Малана, а позже – под контроль Совета по Государственной Безопасности (в который входило строго определенное количество министров, к мнению которых генералы прислушивались, если оное мнение их устраивало).
      СГБ, как правило, собирался непосредственно перед заседаниями кабинета министров. Ни у кого не возникало сомнений, кто на самом деле играл первую скрипку – понятно, что не те, кто заседал в кабинете министров. Такое распределение ролей было особенно заметно, когда армия наносила внезапные удары по базам АНК, расположенным в соседних государствах. Министр иностранных дел Пик Бота зачастую ставился перед фактом – а иногда ему сообщали об этом постфактум – и естественно, что в этом случае любые его возражения были бессмысленны. Малан был крайне раздосадован, когда Пик Бота узнал о том, что ВС ЮАР тайно продолжают поддерживать мозамбикских мятежников РЕНАМО, несмотря на то, что в мирном договоре 1984 года, подписанном совместно с Саморой Машелом, ЮАР обещала этого не делать.
      Центральным пунктом стратегии Малана была борьба за сердца и умы черного населения; Малан верил, что только армия способна этого добиться. В идеале это включало в себя постройку домов, школ и больниц. Вся революция, по словам Малана, строилась вокруг того, чтобы «иметь крышу над головой, еду на столе, дать образование детям, иметь работу и медицинское обслуживание». Если бы он родился и вырос в бедняцких кварталах Александрии, сказал он журналистам, то конечно он бы и сам стал «главарем террористов». А политические права, по его словам, черных особо не волновали.
      Комментируя эти слова, Честер Крокер, главный проводник американской внешней политики в Африке в 1980-х годах, назвал стратегию Малана «выдачей желаемого за действительное».
      Когда в городах и поселениях полыхнул огонь революции, то Малан послал туда не военных строителей с лопатами, а боевые части с оружием.
      Он заявлял о борьбе за сердца и умы – и одновременно учредил Бюро по вопросам гражданского сотрудничества (БВГС), секретный армейский отдел по физической ликвидации противников режима. Среди тех, на чье физическое устранение он отдал приказ, был профессор университета Витватерсранда Дэвид Уэбстер и юрист из Намибии Антон Любовски.
      Малан также дал зеленый свет «Проекту Берег», в ходе которого доктор Вутер Бассон потратил сотни миллионов рэндов на создание химического и биологического оружия. На захваченных в плен СВАПОвцах испытывали различные наркотики, после чего тела сбрасывали в океан с армейских вертолетов.
      Эти деньги также шли на то, чтобы обеспечить Бассону и его команде роскошный образ жизни, включая роскошные особняки, заграничные путешествия на частных самолетах и дорогостоящее оборудование, которое тут же перепродавалось, даже не будучи опробованным.
      Реальная власть Малана состояла в том, что он контролировал бездонные секретные фонды ВС ЮАР, что обходилось налогоплательщикам в суммы от 4 до 10 миллиардов рэндов в год. Парламент не имел права запрашивать, как расходуются эти деньги. Вообще, ни парламент, ни правящая партия крайне мало знали и еще меньше могли контролировать то, к чему имел отношение Малан и его секурократы.
      Прикрываясь «тотальной стратегией», Малан развел коррупцию поистине эпических масштабов. Когда в 1991 году главный аудитор наконец смог получить доступ к документам, проливающим свет на коррупционные дела, то большая часть из них к тому времени была уничтожена. Сколько денег было украдено, кем именно и где осели эти суммы, вероятно уже никто никогда не узнает. По предварительным оценкам счет идет на миллиарды.
      Генеральный прокурор обнаружил, что только в период с 1988 по 1990 годы, на секретные проекты БВГС было потрачено 12,5 миллионов рэндов – большая часть из них передана агентам в виде крупных сумм наличных, с тем, чтобы они тратили их по своему усмотрению. Даже после того, как де Клерк распустил БВГС в 1990 году, Малан продолжал неофициально выплачивать оперативникам различные суммы – в частности за три месяца было выплачено 9 миллионов рэндов.
      После введенного в 1977 году эмбарго на поставки вооружений в ЮАР Малан дал толчок к развитию отечественной оружейной промышленности, профинансировав компанию «Армскор» из секретных фондов. К 1985 году «Армскор» стал крупнейшим южноафриканским экспортером промышленных товаров. На него работали 1500 частных компаний-субподрядчиков, что позволяло сколачивать целые состояния, как частным лицам, так и доверенным компаниям.
      Никто не знает, сколько миллиардов из секретных фондов было потрачено на ядерную программу Южной Африки. Сотни миллионов из этих же фондов было затрачено на подготовку и вооружение боевых отрядов «Инката», предназначенных для убийств тех, кто поддерживал АНК и ОДФ. В 1995 году Малана и 19 его генералов обвинили в том, что боевики «Инкаты» убили 13 человек в 1987 году в поселении КваМакута в провинции КваЗулу-Наталь. Верховный суд постановил, что обвинение не смогло доказать причастность Малана и его генералов к этим убийствам.
      Будучи главнокомандующим ВС ЮАР и министром обороны Малан также несет ответственность за массовое уничтожение его войсками живой природы в Анголе и Намибии, когда контрабанда слоновой кости и рогов носорога через ЮАР за границу принесла причастным к этому огромные барыши. Высшее руководство ВС ЮАР также оказалось вовлечено в контрабанду алмазов из Анголы. Большая часть прибыли уходила на финансирование Жонаса Савимби и его группировки УНИТА, но значительные суммы оседали в карманах генералов. Сколько было присвоено лично Маланом не знает никто. Известно только, что он распоряжался ресурсами ВС ЮАР исключительно по своему усмотрению. По распоряжению Малана, ему и его сыновьям предоставлялся военный вертолет, чтобы семья генерала могла полететь в Намибию поохотиться. Он без зазрения брал военные вертолеты, чтобы пригласить порыбачить своего коллегу министра Джона Уайли и приятеля бизнесмена Дэйва Эллена на остров Бёрд около Порт-Элизабет. По некоторым сообщениям, во время одного из таких путешествий два цветных подростка были изнасилованы. В 1987 году Эллен был арестован по обвинению в педофилии и покончил с собой. Уайли застрелился спустя некоторое время.
      Малан родился в Претории 30 января 1930 года. В 13 лет он убежал из дома, чтобы поступить в солдаты, но был отослан домой. Его отец, профессор биохимии, а позже депутат и спикер парламента от Национальной Партии, ясно дал понять сыну, что не одобряет таких поступков. Он также был недоволен выбором карьеры сына, но когда Малан-младший получил степень бакалавра военных наук, немного успокоился. Отслужив в морской пехоте на флоте, Малан перевелся в сухопутные силы. В ходе своей службы Малан провел год в Соединенных Штатах, обучаясь на Высших Штабных Курсах в Форт-Ливенуорте в Канзасе. На него обратил внимание министр обороны П.В.Бота и взял его в свою орбиту. После этого карьера Малана пошла стремительно вверх, со скоростью, которую его сослуживцы считали просто неприличной. В 43 года он стал главнокомандующим сухопутными войсками, в 46 – командующим вооруженными силами, а в 50 – министром обороны. Притом, что он не имел опыта реального командования и ни разу не вел солдат в бой.
      На словах он был крутым, но на деле никогда не был под огнем и не знал, что это такое. Но это не остановило его от того, чтобы послать своих подчиненных на войну. В 1975 году он послал солдат в Анголу, чтобы сражаться вместе с УНИТА против МПЛА. Это превратилось в полномасштабную войну, но вплоть до 1987 года Малан постоянно заявлял общественности ЮАР, что в Анголе находятся южноафриканские солдаты. Он также постоянно врал насчет цифр потерь.
      Очень многие высшие офицеры Малана не любили – кто-то из них и слил информацию, которая привела Малана на скамью подсудимых в деле об убийствах в КваМакута. Они считали, что карьерным взлетом Малан обязан не столько своим способностям, сколько своим политическим связям, в т.ч. с П.В.Ботой. Его презрительно называли «технократом» - а после пары стаканов и «идиотом».
      Констанд Фильюн, сменивший Малана на посту командующим вооруженными силами, презирал своего предшественника. В отличие от Малана Фильюн был настоящим профессионалом – коим Малан никогда не был – и был по-настоящему популярен среди солдат и офицеров. Малан завидовал этому, и чувствовал угрозу своему положению со стороны Фильюна, поскольку тот в профессиональном отношении превосходил его на голову. Многие высшие офицеры склонны полагать, что именно поэтому Фильюн так быстро расстался со своей должностью.
      Малан всегда был мрачным, бесцветным, авторитарным и ограниченным властителем. Хороший командир всегда определяется по тому, как он заботится о своих подчиненных и что он для них делает. Малан не сделал ровным счетом ничего для тех, кто получил чудовищный посттравматический синдром, сражаясь на необъявленной, непризнанной и невероятной по жестокости войне в чужой стране. Он санкционировал чудовищные и бесчеловечные эксперименты для «лечения» солдат, которых подозревали в гомосексуализме.
      Тех, кто оказывался воевать по религиозным убеждениям, Малан презрительно называл «маменькиными сынками» и считал их преступниками, заслуживающими тюремного срока. Малан санкционировал грязную пропагандистскую кампанию против тех, кто развернул «Кампанию против призыва» (которую он запретил в 1988 году).
      Когда П.В.Бота подал в отставку, звезда Малана закатилась. В 1990 году де Клерк сослал его в министерство водных ресурсов, где он тихо прозябал, дав о себе знать только в 1993 году – согласившись на предложение де Клерка уйти на пенсию самому, вместо того, чтобы быть уволенным. К де Клерку Малан относился с презрением. Чувство было взаимным.
      У скончавшегося от инфаркта Малана остались вдова, два сына и дочь.



3. The Sunday Times' hatchet job on Magnus Malan

Maritz Spaarwater



3. Ответ Крису Баррону

Мариц Спаарватер, полковник ВС ЮАР в отставке
11 августа 2011



      Публичное оскорбление памяти Магнуса Малана сделанное Крисом Барроном требует ответа. Я бы хотел указать всего лишь на некоторые лживые измышления Баррона.
      Дуайт Эйзенхауэр, вероятно, самый известный главнокомандующий XX века «ни разу не вел солдат в бой… и на деле никогда не был под огнем и не знал, что это такое». При этом он успешно командовал наступлением свободного мира на нацистскую чуму – посылая своих солдат, включая тысячи 18 и 19-летних мальчишек, на пляжи Нормандии.
      Что Малан, что Эйзенхауэр стали старшими офицерами в то время когда не было войн – и когда войны начались они уже вошли в высшее офицерское звено. Я более чем уверен, что если бы они были младшими офицерами в этот момент, то и тогда проявили бы себя наилучшим образом. У них есть и еще нечто общее – оба учились на Высших штабных курсах в Форт Ливенуорте, штат Канзас, США.
      Баррон превозносит генерала Констанда Фильюна, подчеркивая, каким интеллектуалом, профессиональным солдатом и вообще замечательным человеком был Фильюн по сравнению с Маланом – при этом забывая добавить, что Фильюн к моменту вхождения в высшее руководство армии «не был под огнем» ровно по тем же причинам что и Малан.
      Единственным боевым опытом Фильюна был парашютный прыжок вместе со своими подчиненными на лагерь СВАПО в Кассинге, в ходе воздушно-десантного этапа Операции «Северный олень» в 1978 году – когда он уже был генерал-лейтенантом и командующим сухопутными войсками. Это нисколько не умаляет личной храбрости генерала, но такой поступок был довольно опрометчивым. Но Баррон почему-то восхваляет одного генерала и ругает другого – ровно по одной и той же причине.
      Баррон занимает пацифисткую позицию, когда речь идет о войне против коммунистических войск в Анголе – но интересно, станет ли он ее придерживаться если речь зайдет, скажем, о вооруженном сопротивлении гитлеровским захватчикам во время Второй Мировой войны?
      В свое время ЮАР ясно дала понять Советскому Союзу, что Москва глубоко заблуждается, полагая наши вооруженные силы легкой добычей для кубинских частей в Анголе. Если бы этого не случилось – то каков был бы конечный результат ангольской истории? Если коммунисты превосходили нас в военном отношении – то чего ж они тогда пошли на переговоры? Явно же не для того, чтобы дать народу демократические конституции и системы правления, имеющиеся сегодня в ЮАР и Намибии – с рыночной экономикой, частной собственностью и личными свободами в духе западной либеральной модели? А результатом была бы сталинская система подавления человека и командно-административная экономика, что в конечном итоге привело бы к полному краху.
      Под руководством Малана вооруженные силы, будучи частью Системы управления национальной безопасностью, выявили реальные нужды людей – и начали удовлетворять их: для начала, например, поднимая Александрию до уровня полноценного города, асфальтируя там дороги и проводя уличное освещение. Притом, что некоторые гражданские министерства, в ведении которых находились эти задачи, просто погрязли в лености.
      Когда толпы погромщиков уничтожили все, что там было построено армией – то как понимать слова Баррона, что правильным решением было бы послать туда «военных строителей с лопатами»? Это притом, что «в городах и поселениях полыхнул огонь революции». Как шутку – или как потрясающую наивность? Малан не просто «верил» в стратегию по завоеванию сердец и умов – он постоянно защищал и пропагандировал ее, что в войсках, что в гражданской жизни. И принимал все усилия, чтобы эти слова стали делом.
      И совсем уж неприличным выглядят заявления Баррона, когда он пишет об использовании «секретных фондов» - с помощью которых вооруженные силы не только смогли сами обеспечить себя всем необходимым, но и с помощью которых ««Армскор» стал крупнейшим южноафриканским экспортером промышленных товаров».
      Интересно, как Баррону удалось проникнуть в голову Малана и узнать, что «он распоряжался ресурсами ВС ЮАР исключительно по своему усмотрению»?
      На своей конференции в Морогоро в Танзании в 1969 году АНК публично заявил о решительной войне с применением стратегии «четырех столпов борьбы», продекларировав «тотальное наступление» с помощью вооруженной борьбы, массовых протестов с целью разрушения системы управления страной, подпольных организаций и международной изоляции ЮАР.
      Вопрос – что оставалось делать южноафриканскому правительству и Малану, кроме как разработать «тотальную национальную стратегию» в ответ на это «тотальное наступление»? К сожалению, попытки Южной Африки (и Малана) объяснить это населению были настолько неудачными, что многие люди и по сей день пребывают под впечатлением, что «тотальное наступление» было всего лишь продуктом воображения Малана и других.
      Баррон всячески осуждает превентивные удары по базам террористов в соседних странах – но при этом напрочь забывает о некоторых моментах. Например, о том, сколько людей было сожжено заживо и забито до смерти под непосредственным руководством этих террористов в этих соседних странах. Или о пожилых африканках, которых под угрозой смерти заставляли есть стиральный порошок – только за то, что они рискнули нарушить провозглашенный «борцами за свободу» бойкот потребительских товаров. Или об искалеченных телах, раскиданных взрывом по всей Чёрч-стрит – когда взорвалась бомба, установленная этими борцами, проникшими с территории этих соседних стран.
      Международное право признает за государствами право нанесения превентивного удара, в случае если неизбежно вооруженное наступление через границы этого государства. А в данном случае наступление уже имело место, и со стороны АНК была официально объявлена война.
      Жестокости, о которых упоминает Баррон, происходят на всех войнах и чинят их обе стороны. Это нисколько их не оправдывает, но обвинять в них только одну сторону – значит сознательно вводить читателя в заблуждение. Хуже того, это называется распространением пропаганды с помощью журналистов – разве такую цель себе ставит уважаемое издание?
      Магнус Малан был высокообразованным, вдумчивым военным реформатором – и выдающимся командиром. Я не настолько хорошо знавал его лично, чтобы уверенно заявить, каким он был в общении, милым или угрюмым. Но мне ясно одно – Малан вместе с П.В.Ботой и Питом Марэ из «Армскора» смогли за чрезвычайно короткий промежуток времени превратить вооруженные силы страны в сбалансированную самодостаточную и эффективную боевую машину, способную действовать без внешней помощи. Вряд ли это произошло только потому, что он был милым парнем.
      Мне и в голову не могло прийти, что Крис Баррон, чьи острые интервью я стараюсь никогда не пропускать, опустится до такой непродуманной, лживой и злопамятной статьи – даже с учетом его персональной неприязни к покойному – и наполнит некролог бьющим через край сарказмом.
      Самое непристойное на мой взгляд – это плохо замаскированные попытки Баррона связать Малана с безосновательными обвинениями в педофилии Джона Уайли и Дэйва Эллена. Журналистскую этику теперь выкинули на свалку? Как и многие другие постоянные читатели газеты, я полагаю, что вы должны напечатать извинения, а еще лучше, опровержение этой недостойной статьи Баррона.



4. Magnus Malan: The demise of a strategist

John Daniel



4. Магнус Малан: смерть стратега

Джон Дэниэл
22 июля 2011 года


      Смерть бывшего генерала Магнуса Андре де Мериндола Малана, скончавшегося на этой неделе в Кейптауне в возрасте 81 года, оборвала еще одну нить, связующую нас с самым мрачным десятилетием в новейшей истории, как ЮАР, так и региона в целом.
      В то время, с 1978 по 1989 годы, в эпоху т.н. «тотальной стратегии» военная и полицейская машина апартхейда развязали войну не только против внутренних противников режима, но и на огромных территориях нескольких стран юга Африки. На пике этой войны, в начале 1980-х годов, вооруженные силы Южной Африки открыто участвовали в боевых действиях в Анголе и Намибии – но кроме того, проводили тайные операции через подставных лиц в Ботсване, Лесото, Свазиленде, Зимбабве, Замбии и Мозамбике.
      Именно эта жестокость, с которой Южная Африка проводила дестабилизацию региона, заставила Комиссию по Установлению Правды и Примирения (Truth and Reconciliation Commission) упомянуть в своем окончательном докладе, что большую часть жертв цеплявшегося за власть режима апартхейда составили не столько южноафриканцы, сколько народы южной Африки.
      Этот факт сегодня прочно забыт – особенно в южноафриканских городах, где ранее жители годами оказывали поддержку Африканскому Национальному Конгрессу – а сейчас они вынуждены жить в атмосфере страха и насилия, вызванного ксенофобией. Стратегия безопасности, проводимая режимом апартхейда в 1980-е годы, была сформирована на основе военных доктрин превентивного военного вмешательства и контрреволюционной войны – и Малан был главным архитектором локальной версии обоих этих направлений.
      Малан сыграл главную роль в формировании общей концепции обороны страны в 1979 году, в которой СССР определялся как принципиальный противник Южной Африки, что в свою очередь обязывало государство к новой системе управления: посредством централизации власти в теневом Совете по Государственной Безопасности, состоявшем из политиков и высокопоставленных силовиков. В центре этого образования находились Малан и П.В.Бота.
      Нет ничего удивительного в том, что Малан стал звездой своего поколения и обрел такое влияние. В некотором роде для Национальной Партии он был фигурой, подобной Крису Хани. Убежденный оратор, человек выдающихся личных качеств, он сочетал в себе искреннюю страсть к армии и приверженность к военно-политическим доктринам.
      Хотя в 1986 году, в своем выступлении в парламенте он резко заявил, что его армия «уничтожит террористов, где бы те ни находились… мы не будем деликатничать с террористами, с теми, кто им помогает и сочувствует», он также понимал, что мир в Южной Африке наступит, в конце концов, только посредством политических решений. Тотальная стратегия, архитектором которой он являлся, была всего лишь одной из составляющих целого пакета политических реформ.
      Малан родился в Претории, его отец был ученым, позже занявшимся политикой – профессор биохимии, ставший депутатом парламента от Национальной Партии. Малан учился в элитной школе для африканеров – Afrikaanse Höer SeunskoolAffies»), позже продолжил обучение в Кимберли, где и получил аттестат о среднем образовании. Он поступил в университет Стелленбоша, но довольно быстро перевелся оттуда в университет Претории, который и закончил получив степень бакалавра военных наук. Малан был одним из первых африканеров, получивших эту степень. После этого он поступил на службу во флот, а позже перевелся в сухопутные силы.
      Почти с самого начала службы Малан был замечен командованием как потенциальный кандидат в высшее военное руководство. Его посылали на различную военную учебу за границу, включая Высшие Штабные Курсы в Форт-Ливенуорте в США, где Малан познакомился и крепко усвоил доктрину Холодной Войны. Он быстро продвигался вверх по служебной лестнице: сначала он был командующим Территориальными Силами Юго-Западной Африки, в 1973 году он стал командующим сухопутными силами ЮАР, в 1976 году – главнокомандующим Вооруженными силами Республики. В 1980 году он сменил П.В.Боту на посту министра обороны и занимал этот пост в течение 11 лет.
      С приходом к власти в 1989 году президента Ф.В.де Клерка, влияние Малана постепенно начало убывать. Де Клерк распустил Совет по Государственной Безопасности и рассредоточил власть в кабинете министров. После того, как в газете Weekly Mail появилась серия статей о том, что армия тайно финансирует отряды боевиков «Инката», де Клерк лишил Малана поста министра обороны и перевел его на должность министра по водным и лесным ресурсам. В 1993 году Малан подал в отставку и ушел из правительства.
      В 1995 году Малан, вкупе с несколькими другими офицерами, был обвинен в участии в заговоре, одним из результатов которого явилось то, что боевики «Инкаты» убили 13 мирных жителей в поселении КваМакута, под Дурбаном, в 1987 году. Все они были оправданы. Тогдашний генеральный прокурор провинции Наталь (занимавший эту должность со времен апартхейда) провел это дело настолько бестолково, что мало у кого возникли сомнения в заранее предрешенном исходе дела в пользу обвиняемых. Раздраженный таким исходом, президент Нельсон Мандела уволил генерального прокурора.
      За исключением своего публичного свидетельства на слушаниях Комиссии в 1997 году, где Малан отрицал всякую роль армии в локальных конфликтах в поселениях и городах ЮАР, остаток своих лет генерал провел в безвестности. Его автобиография «Моя жизнь в армии», опубликованная в 2006 году, не принесла никаких откровений.
      Надо полагать, что он и его сотоварищи-секурократы были благодарны судьбе, что их военные карьеры закончились еще до того, как было подписано Римское соглашение, и на свет появился Международный Уголовный суд. Для гражданского населения его «тотальная стратегия», вне всякого сомнения, была настоящим военным преступлением.





Генерал Магнус Малан, ч.2


Date: 2011-08-24 21:57 (UTC)
From: [identity profile] dr-divisenko.livejournal.com
Под кат!

Date: 2011-08-24 22:22 (UTC)
From: [identity profile] iunis1.livejournal.com
ох, что-то мне это напоминает, особенно лживое и гнусное обливание грязью уже покойного человека.

Date: 2011-08-25 05:31 (UTC)

Date: 2011-08-25 07:27 (UTC)
From: [identity profile] renar.livejournal.com
Блин, вот ЮАР - это то,что мне спать не дает. Я работаю с людьми оттуда, очень много. Всегда радуюсь, когда они приезжают ко мне - огромные, улыбчивые, добродушные африканеры. Те, кто не сбежал, кто остался. Добродушные, но не слабые. Вот их рассказы о том, как процветающая страна скатывается в говно - вот это больно.
Обезьяны не способны создать цивилизацию, более того, они ее и сохранить не могут.
Надо смотреть, брать уроки - вот будущее Европы если мы не остановим вторжение арабов и негров.
From: [identity profile] gabblgob.livejournal.com
чтобы израильское правительство выделило фермарам-африканерам столько земли, сколько у них было в ЮАР, и всех забрало к себе. Такая операция "Моисей - 2". Вот это был бы шок и трепет. Эх...

Профиль

gabblgob: (Default)
Вадим Давыдов

May 2018

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Популярные метки

Создано

Развернуть метки

No cut tags
Page generated Feb. 17th, 2019 09:53
Powered by Dreamwidth Studios