gabblgob: (Default)

Иногда мать-природа создаёт такие чудеса, что просто захватывает дух. Она была «Мэрилин Монро» эпохи после Великой войны, заработала тридцать миллионов долларов (в нынешних ценах это что-то около миллиарда), её — и не без оснований — считали прекраснейшей женщиной своего времени. Совершенство. Теперь сын Хеди Ламарр рассказывает историю своей матери — австрийской еврейки, ставшей одной из первых сверхзвёзд мирового кинематографа.

Read the rest of this entry  )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gabblgob: (Default)

В последнее время в сети появилось некоторое количество «сенсационных разоблачений» о характере и процессе пресловутой модернизации по-большевицки. Для того, кто мало-мальски интересуется историей, разумеется, ничего особо сенсационного, как и разоблачительного, в этих материалах, конечно, нет.

Я родился и вырос в краю, где любят к месту и не к месту припоминать строки Александра Твардовского: «Урал — опорный край державы, её добытчик и кузнец, свидетель древней нашей славы и славы нынешней творец!» Моя довольно близкая родственница работала в аппарате Ломинадзе и Завенягина (причём одновременно, что для той эпохи крайнего кадрового голода совсем не чудо, — а кто такие Ломинадзе и Завенягин, незнающие могут спросить у Гугла Сергеевича Брина, ибо рассказ об этих удивительных людях рискует превратиться в роман на пару десятков авторских листов), поэтому воспоминания о широчайшем и глубочайшем участии иностранных фирм и специалистов в стройках социализма окружали меня, можно сказать, с пелёнок.

Read the rest of this entry  )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gabblgob: (Default)

Ни разу не чернуха — очень по-доброму, даже я умилился. 

Автор рисунков — Валерий Владимирович Медведев. Иркутское ВВАИУ в 1980 г. 8 лет техником — в 703 уап Черниговского ВВАУЛ (г. Городня). 12 лет — преподавателем в Васильковском ВАТУ.

— Где этот сигнал?! …

Read the rest of this entry  )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gabblgob: (gorgona)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] smoliarm в МН17: «Улики, подтверждающие, что рейс МН17 был сбит ракетой БУК»

По реакции на мой прошлый пост по МН17 видно, что по статье Аккерманса надо писать апдейт – развернутый и подробный.
Поэтому, сначала – источники:
1. Статья в RTL Nieuws: «BUK-raket bewezen: foto's, video's en analyses», 19 maart 2015 15:57
«BUK missile proved: photos, videos and analysis» («Доказательства ракеты БУК: фото, видео и анализы»)

2. Почти одновременно в RTL Nieuws появилась другая статья: «Bewijs voor neerhalen MH17 door BUK-raket», 19 maart 2015 15:56
Для неё есть перевод на английский: «Evidence proving that flight MH-17 was taken down by a BUK missile»
«Улики, подтверждающие, что рейс МН17 был сбит ракетой БУК»

3. Фрагмент из видеоматериала Jeroen Akkermans (Йерун Аккерманс), показанного по каналу RTL Nieuws (3.5 мин) 19 марта
«MH17 shot down by BUK missile: The definite proof» («MH17 сбит ракетой БУК: убедительное доказательство»)
Полная запись передачи возможно будет выложена позже, когда истечёт копирайт канала.

4. Другой фрагмент, из передачи RTL Nieuws "Late Night" 20 марта – интервью с Йеруном Аккермансом, членами его группы и родителями одного из пассажиров МН17 и невестой другого.

И последние два источника (The last but not the least:)
По поводу уже прозвучавших в российских СМИ заявлений, что «Прокуратура Нидерландов опровергла статью Йеруна Аккерманса и его выводы»:
5. Полный текст официального заявления Прокуратуры Нидерландов
6. Полный текст официального заявления Dutch Safety Board
Поэтому предупреждаю: комментарии типа «это всё уже опровергли сами голландцы!» будут удалены, их авторы – заблокированы, без разговоров.

Далее, уже про доказательства.

Read more... )
gabblgob: (gorgona)
читатели дорогие, кто-то из вас ещё пользуется вирусом Касперского?



Надо мне эту картину маслом подробно для истории запечатлеть.

[Poll #2004558]
gabblgob: (gorgona)
вот эти все авторы «бестселлеров» про то, как быстро и правильно разбогатеть, — у них есть какая-нибудь заслуживающая доверия статистика, кто из их бесчисленных читателей/адептов не то, чтобы разбогател, а хотя бы добился благосостояния, заслуживающего таковым называться?

Помню, на заре 90-х кто-то мне подсунул книжку, где содержался примерно такой совет (за точность не ручаюсь — цитирую по памяти):

1mln

— Бегу я, значит, утречком со сранья по своему милому райончику и вижу: продаётся дом за два миллиона. Прикинув палец к носу, я понял, что этот дом стоит минимум четыре! Ну, я тут же подорвался в офис, позвонил своему брокеру, попросил его продать пакет акций №7624 из моего инвестпортфеля, потом позвонил своему банкиру, подписал кредит на полмиллиона, и через два дня был владельцем дома. А ещё через два дня я его продал за четыре с половиной миллиона и получил, за вычетом налогов и сопутствующих расходов, ровно два миллиона прибыли. Учитесь, как за неделю заработать два миллиона, ахаха!
gabblgob: (gorgona)
Количество информации и скорость её поступления за последние пару лет выросло катастрофически. Мозги, при всей своей гибкости, просто не успевают даже следить за потоком, — о качественной обработке я вообще молчу. Похоже, нам скоро понадобится что-то вроде «облачного мозга». Нужно придумать какой-то иной формат реакции на этот поток — не встраивание в него, «парение» над ним. Пока что ничего умного не придумывается (возможно, не придумается совсем).

Нам нравится думать, что технологии создают рабочие места в долгосрочной перспективе после короткого временного периода дезорганизации — это и вправду случится. Но многие категории деятельности просто исчезнут и никогда не вернутся. Индустриальная революция не принесла бы вам пользы, будь вы лошадью. Нужно быть владельцами этой технологии, а не ее прислугой. Мы лишь на подступах к эре больших данных, и, честно говоря, у нас не очень получается управлять всей получаемой информацией. Она словно огонь для первобытного человека — это орудие, которое, если мы не будем осторожны, нас обожжет.

Полностью

R.I.P

Jan. 24th, 2015 12:31
gabblgob: (gorgona)
Интересно, каковы шансы остаться в живых после попадания такой пульки?



Причём боеприпасы есть уже буквально для всех типов стрелкового оружия - от дамского пистолетика до штурмовой винтовки.
gabblgob: (Default)

Характерно, что д-р политнаук из Сыктывкара (для этой статьи по крайней мере) не пользуется источниками на языке оригинала.

Современная наука имеет своей целью минимум страдания и максимум продолжительности жизни — т. е. своего рода вечное блаженство, правда, весьма скромное по сравнению с обетованиями религий.

Фридрих Ницше. «Человеческое, слишком человеческое. Книга для свободных умов»

Сегодня все чаще говорится о «пост-человеке», об улучшении несовершенной природы человека путем киборгизации, биогенетических манипуляций, переноса сознания на другой «носитель» и т. д. и т. п. Энтузиастами таких сценариев являются движения так называемых «трансгуманистов». Их относительно немного, но они весьма активны. Большинство же отмахивается от проблемы, как от чистой фантастики или какой-то глупости. И — они не правы.

Объясним сразу, что мы, в принципе, не считаем кардинальную переделку человеческой природы ни желательной, ни возможной. Если это все же произойдет, то проблемы «посчеловеческой истории» будут уже не нашими проблемами. Но до того, игнорировать их неправильно. Согласно знаменитой «теореме Томаса», то, что воспринимается как реальное, имеет вполне реальные последствия. Так было в свое время и с коммунизмом, и с христианством, и не только. Образованные люди прошлых эпох привели массу серьезных аргументов против набирающих силу поветрий (например, в 19 веке многие «буржуазные ученые» считали, что социализм может реализоваться лишь как система рабства у государственной бюрократии – как же ещё! – и поэтому разумные люди этого не допустят, но оказались в числе неправых). Здравые предостережения ни коим образом не помешали подъему «красной волны» революций и террора, лишь только для этого сложились благоприятные обстоятельства, связанные с обострением кризиса. Идея, «овладев массами», подобно буре, крушила все на своем пути, но при этом умело использовалась и направлялась определенными группами элит в их корыстных интересах.

Мы полагаем, что идеи «трансгуманизма», при соответствующей «раскрутке» и вложениях могут стать не менее влиятельными, чем был в свое время социалистический и коммунистический «интернационал». Если коммунизм эксплуатировал идею «рая на земле», то трансгуманизм искушает бессмертием – все это затрагивает глубинные архетипы нашего сознания, означает проникновение в самые заветные человеческие мечты – даже если реализация этих мечтаний должно привести к преодолению «человеческого, слишком человеческого». [3]

Read the rest of this entry  )

Originally published at Ardet Verbum. You can comment here or there.

gabblgob: (gorgona)
Итак, если теория неорганического синтеза нефти верна - а она верна - то...

Оригинал взят у [livejournal.com profile] darwinson в Дешевая нефть навсегда. Новая реальность

В этой статье весьма неожиданное (для меня, по крайней мере) объяснение тому, что происходит сейчас на мировом нефтяном рынке вообще и с Башнефтью Евтушенкова в частности. Опубликована 13.11. 2014, автор - Росман, взято отсюда. Интересного, полезного, а если есть авто, ещё и приятного вам чтения!

"Почему цена нефти так стабильно падает и соответственно падает курс рубля? У россиян есть повод гордиться: в нынешнем снижении цен на нефть заслуга российских ученых велика есть – начиная с гения Менделеева до современных исследователей неорганической природы нефти. Еще Дмитрий Менделеев засомневался в органическом происхождении нефти, а во второй половине 20 века его последователи не только создали новую геологическую теорию, но и нашли практические подтверждения ее истинности. Это Н. А. Кудрявцев, П.Н. Кропоткин, Ф.А. Летников, В.Б.Порфирьев, А.А. Маракушев, Г.И. Войтов, В.Н. Ларин, А.И. Тимурзиев (главный редактор журнала «Глубинная нефть») и другие достойные подвижники советской и российской науки.
Read more... )
gabblgob: (gorgona)

Первый опыт огораживания, как вы все, безусловно, заметили, закончился лёгким пшиком. На том хостинге незнаменитом, который я так неосторожно воспел, буквально через полгода вылезли все «прелести» бесплатного безобразия: техслужба начала внезапно отключать блог с мотивировкой «жрёт ресурсы», хотя посещаемость бложега так и не поднялась выше 500 оригинальных IP в день на самом пике популярности. В какой-то момент меня это достало, я унёс в клюве базу и закрыл лавочку.

После долгих бесплодных поисков приемлемого и недорогого WordPress-хостинга — для меня этот движок по-прежнему самый удобный — я, кажется, нашёл именно то, что хотел и что уже отчаялся найти. Имён пока называть не стану, дабы не сглазить.

Поэтому (и по ряду других мелких и крупных причин и поводов) с 01.01.2015 ситуация будет выглядеть следующим макаром.

1. Записи «во всей красе» — я по-прежнему помешан на форматировании — будут публиковаться в standalone и ретранслироваться на все прочие площадки, где я есть, посредством встроенных механизмов. (До 01.01.2015 записи будут просто дублироваться из standalone в ЖЖ.)

2. Записи в ЖЖ будут появляться автоматически как RSS-копии основной записи. Кросспостинг в ЖЖ не работает, плагин разрабами заброшен (т. е. ЖЖ им, видимо, больше не интересен). Я понимаю, что дополнительный клик мышкой для перехода на standalone — это адский труд, но… C'est la vie, никто не обещал, шо будут кормить.

3. Дискуссия, буде таковая возникнет, может состояться хоть в ЖЖ, хоть в standalone (последнее, конечно, мне лично будет милее, но настаивать не смею). Комменты в ЖЖ будут, естественно, открыты, никакого насилия, я человек миролюбивый.

4. Платить за аккаунт в ЖЖ я больше не хочу (не вижу ровным счётом никаких преимуществ, с 2011 ничего не поменялось) и, скорее всего, не буду.

5. Бонус для посетителей standalone: только там будут публиковаться новые главы произведений и произведения целиком (для покупки / скачивания).

Tempora mutantur, надо как-то пытаться соответствовать…

Не переключайтесь! ©

Ваш,

В. Д.

gabblgob: (gorgona)
Последнее обновление Огнелиса — какой-то невыносимый позор, былинный отказ и необъяснимое с т. з. здравого смысла говноедство. У меня постоянно открыто прим. 20+ вкладок, так вот, — Огнелис гадски тормозит, сжирает всю свободную память из имеющихся в наличии 8 Гб оперативки под Окнами, разгоняет камень чуть не до троттлинга, так, что начинает выть бесшумный при каких угодно иных обстоятельствах суперпуперэффективный пропеллер моего ТР Х1С — словом, Огнелис ведёт себя, как настоящий гопник, благословлённый лично путеном и поцреархом перил. Нет слов, одни слюни. Перетащил всё пока что в Хром, посмотрим, что будет дальше.

ЖЖ-программеры наконец-то разродились более или менее приемлемым клиентом для Андроида. Последний повод время от времени задумываться о яблочном планшете как ноутбучном паллиативе для путешествий отпал.

Состояние рынка читалок с e-ink экранами в Европе, к которой РФ теперь, как известно, не относится — ещё один повод для разлития желчи. По сути, ничего, кроме амазонского Киндела, просто купить нельзя. Кобо не вдохновляет, китайско-немецкий байстрючонок Толино не позволяет читать ничего, кроме epub, и т. д. Доставленный из Маськвы монстр ТеХет ТВ-138 в целом разочаровал, хотя PDF и DejaVu на нём как минимум читабельны (при хорошем освещении). Всё остальное, включая настройки — ниже пояса критики. Видимо, китайские планшеты за 100 евро окончательно победили разум.

Всех маркетолухов, ответственных за состояние модельного ряда ноутбуков для приличных людей, нужно как-нибудь изощрённо наказать — не знаю, как, не хватает фантазии. Раскладки клавиатур, качество экранов, продолжающих исправно служить зеркалом для автора (плохим, кстати, зеркалом!), срок автономной работы — какое-то наглое, безумное, параноидальное издевательство над всеми святыми для каждого коммьютера принципами. Нет ни одного — повторяю, ни одного! — ноутбука, способного хоть как-то примирить с действительностью. Ни одного от слова «вообще». Мой нынешний инструмент выдерживает путешествие на поезде с грехом пополам в одну сторону, — ладно, если батарейка была заряжена на 100% в момент выхода из дома, его хватает примерно на треть обратного пути. Если предстоит провести в дороге целый день — забудьте. Сдохнет чуть позднее пополудни.

Сказанное выше об автономности в полной мере относится к актуальным смартам — хоть флагманам (а других ваш покорный слуга не покупает, ибо себе дороже), хоть нет. Выпускаются какие-то китайские монстры с батарейками на 5000 мачей, но что это такое, никто толком не может рассказать. Выход один — таскать с собой «канистру». Или купить за 10 евро «компаньона» — простую звонилку, которая будет работать месяц. Телефон, живущий на одной зарядке с утра до вечера — это оскорбление Вселенной, я так считаю. Похоже, все победные реляции о поставленных на конвейер прорывах в конструировании долгоживущих и мгновенно (за несколько минут) заряжающихся аккумуляторов — очередная маркетолухическая панама. Те же яйца, вид сбоку.

И куды бечь, я вас спрашиваю?!
gabblgob: (gorgona)
Американская Lockheed Martin Corp, специализирующаяся на разработках в области авиакосмической техники, сообщила о том, что ее исследователи совершили технологический прорыв в разработке нового мощного источника энергии. В компании заявили, что работы тайно велись последние шесть лет. Рассекретить разработки крупнейший поставщик Пентагона решил с целью поиска партнеров - частных или государственных.

Как говорится в сообщении компании, источник разработан на основе термоядерного синтеза. Первые реакторы, размер которых будет не больше грузовика, могут заработать уже через десять лет.

Предварительные результаты показали реалистичность создания термоядерного реактора мощностью 100 мегаватт размером примерно в 10 раз меньше существующих ядерных реакторов.

Компания сообщила в среду, что построит и испытает первый компактный термоядерный реактор в течение года, а полноценный прототип будет готов через пять лет.

Ещё по теме
gabblgob: (gorgona)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] volnodum в Открытое обращение ко всем моим френдам, читателям и просто неравнодушным людям

Дорогие френды и читатели!
У меня возникла серьезная проблема, и я должен обратиться к Вам за помощью, которая мне сейчас нужна как никогда. Каждый из вас может мне помочь, ниже я напишу как именно.

1 Августа сего года, мой фэйсбук заблокировали по абсолютно надуманной причине: мол, я использую свое ненастоящее имя, хотя так делает не менее 20% юзеров (почему, например, в таком случае, не блокируют огромное количество других пользователей, которые, как и я, не светят свою реальную фамилию?).

Я обратился за помощью к своим приятелям, русским американцам, один из которых написал мне следующее (цитирую отрывок из нашей переписки):

"Привет, Роман. Не хватает мне вас в ФБ, да и в группе модерирование стало средненькое. По моей просьбе адвокат сделал запрос в адвокатскую контору ФБ (отдельная от ФБ организация). Ибо на все мои письма ответа так и не пришло.
 Ему сказали, Что информация по вашему профайлу закрытая. Т.е. скорее всего, запрос на блок пришел из гос. учреждения России, а не просто обычная жалоба, как я думал раньше."


То есть, в данном случае, речь идет о прямом прогибе российской администрации ФБ под российские силовые структуры, некоторым представителям которых моя скромная персона показалась представляющей опасность для интересов "Великой Евразийской Империи".

Есть серьезное подозрение, что на меня стукнул кто-то из моих врагов и недоброжелателей, коих я за последнее время нажил немало, в связи со своей позицией по агрессии Кремля против Украины, и активностью созданной мною ФБ-группы "Правый Выбор", которая с 1 августа лишилась модератора.
Прокремлевские холуи, мерзавцы и негодяи, стравливающие русский и украинский народы, обслуживающие антирусский чекистско-олигархический режим - думают, что таким образом они смогут заставить меня замолчать, напугать и деморализовать.
Не на того напали. Мой аккаунт в ФБ будет восстановлен. Каждый из вас может мне в этом помочь.

В течении последних двух месяцев мои френды несколько раз бомбардировали администрацию ФБ жалобами и требованиями меня разблокировать. Это не помогало. Но несколько дней назад ситуация в корне поменялась.

Процитирую последние новости по теме:

"Facebook изменит процедуру аутентификации пользователей — для нее больше не потребуются реальные имена. Это сделано из-за претензий со стороны представителей ЛГБТ, которые хотят сохранять анонимность.

О причинах, по которым Facebook отказался от старых правил, рассказал вице-президент по продуктам компании Крис Кокс (Chris Cox). На своей странице он извинился перед трансвеститами, которые были вынуждены покинуть социальную сеть. На прошлой неделе страницы некоторых из них были названы фейковыми, так как там указаны псевдонимы, а не реальные имена.

«Эти правила работали у нас десять лет. Они позволяли создать безопасное сообщество, никого при этом не ущемляя», — отметил Кокс. Он подчеркнул, что люди имеют право использовать свои повседневные имена, а не те, которые указаны у них в паспорте. Кокс добавил, что Facebook разработает более гибкую систему аутентификации, которая будет удобна для всех участников социальной сети.

Один из трансвеститов, привлекших внимание к проблеме, Sister Roma поприветствовал решение руководства компании: «У меня была уверенность, что Facebook все сделает правильно. Люди, которые работают там, живут в Сан-Франциско и являются частью нашего сообщества. Невозможно жить в этом городе и не любить трансвеститов. Чудесно получить свое имя назад»."
http://www.lookatme.ru/mag/live/experience-news/208037-facebook-lgbt

Мне, конечно, не посчастливилось быть представителем ЛГБТ-сообщества, но поскольку изменение данных правил распространяется на всех пользователей ФБ, то теперь я вправе ТРЕБОВАТЬ моей разблокировки с полным на то основанием.
И если меня не разблокируют, то теперь можно с уверенностью утверждать, что в моем случае имеет место именно ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОТИВАЦИЯ блокировки. Как, например, она имела место в случае с блокировкой группы Елены Васильевой "Груз-200 из Украины в Россию", которая уж точно никак не нарушала правила Фэйсбука, зато здорово встала кому-то поперек горла (нетрудно догадаться кому).

Но мало того! Совсем недавно, временной блокировке на ФБ умудрился подвергнуться даже (!!!) известный пропагандист кремлевской спецоперации на Донбассе Константин Крылов. И вот за что: "За довольно невинную шутку по поводу Путина меня заблокировали, а само сообщение удалили. Видимо, какой-то добрый человек настучал, а фейсбучные власти то ли не стали вдаваться в подробности, то ли солидаризовались."

Но исправить эту ситуацию можно. Я прошу от каждого из Вас совершить следующие действия, от которых зависит моя разблокировка.

1. Те из вас, кто владеет английским языком - могут своими словами написать в главный офис ФБ жалобу с требованием меня разблокировать (то есть, не в российскую, а в американскую администрацию ФБ). Крайне желательно указать на то, что я являюсь противником путинского режима и активным критиком путинской агрессии в Украине, и что есть серьезные основания полагать, что блокировка моего аккаунта была осуществлена по политическим мотивам. На американцев должен подействовать подобный аргумент.

В том случае, если вы не владеете английским языком, то ниже я размещаю текст своего френда Евгения Цыбуленко (участника группы "Правый Выбор"), написанный им в администрацию ФБ. Все, что вам нужно - это подписать этот текст своим именем.

I’d informed you about the problem but nothing was changed.

You’ve blocked a page of my friend Роман Вольнодум saying that he was a fake person. That’s not true. The person is a real one. Furthermore he is a moderator of «Правый выбор» group (now the group is not moderated because of your actions). You ask him to send a copy of his ID. He lives in Russian Federation and disclosure of such information could be dangerous for him as he is a critic of Putin’s regime (I know your privacy policy, but you can be hacked as any other site).

I know that there were numerous complains to FB from other Roman’ friends as well.

Please unblock him ASAP, especially taking into consideration that real-name policy will be changed soon. You should clearly understand that by such actions you help to Putin’ regime to suppress freedom of speech and endanger the life of Putin’s critics.

Этот же текст (или Ваш собственный) так же можно (и даже нужно) скинуть в личку Марку Цукербергу. В том случае, если Вы будете писать текст сами (не пользуясь приведенным выше оригиналом), то обязательно укажите на то, что "политика реальных имен" на ФБ отменена, и поэтому нет никаких причин для отказа в разблокировке моего аккаунта.

2. Вы делаете перепост этого моего текста в своем ЖЖ, ФБ и ВКонтакте (у кого что есть) с припиской от себя, в которой просите своих френдов и всех тех, кто меня знает - написать жалобу в американскую администрацию ФБ с требованием разблокировать мой аккаунт, и с упоминанием о том, что он был заблокирован по доносу прокремлевских политпроституток.
Помните, что КАЖДЫЙ перепост и КАЖДАЯ написанная жалоба имеют вес и значение. Помните пословицу о соломинке, которая переломила спину верблюда?
Очень надеюсь на вашу помощь, друзья. Сейчас она очень мне нужна.

Русская национал-демократия скажет вам "большое спасибо" за то, что вы помогли вернуть на свой пост ее преданного воина :)

Адрес моей страницы на ФБ: https://www.facebook.com/profile.php?id=100004784773357

Группа "Правый Выбор": https://www.facebook.com/login.php?next=https%3A%2F%2Fwww.facebook.com%2Fgroups%2F405509059565429%2Fmembers%2F
gabblgob: (gorgona)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vitus_wagner в Космический лифт

Одна японская компания анонсировала планы строительства космического лифта к 2050 году.

До 2050 года осталось 35 лет. Как известно, Ходжа Насреддин брался научить говорить ишака за меньший срок. Будем надеяться что этот проект ждет судьба того ишака. А если японцы вдру действительно возьмутся за его реализацию, я бы на месте космичеких держав принял все возможные меры чтобы заставитть их от этой идеи отказаться. Вплоть до повторения Хиросимы и Нагасаки, благо почти все нынешние космические державы по совместитильству ядерные.
В принципе, планы сами по себе не слишком реалистичные. Сейчас самое большое искусственное сооружение висящие за счет прочности конструкции, а не опирающееся на землю в десятках и сотнях мест, это мост Акаси-Кайке в Японии. Длина его основного пролёта составляет менее 2 км.

А космический лифт должен иметь длину более 36000 км, причем сильно более. 36000 км это высота геостационарной орбиты. А дальше этой орбиты должен быть размещен противовес, уравновешивающий ту часть лифта, которая между орбитой и землей. В общем, полная длина конструкции у японцев почти 100 тысяч км.

У Кларка в "Фонтанах Рая" перед попытками строительства космического лифта было построено несколькко мостов с пролетами в десятки километров, то есть прыгать надо было пропасть в три порядка величины, а не в почти пять. Хотя и это, на мой взгляд, фантастика. Что-то я не припомню ни одного искусственного сооружения, которое бы более чем в три раза превосходило самое большое из построенных до него. Но тут уж деваться некуда, на Земле нет места для искусственных сооружений размером в десятки тысяч километров. Разве что сначала строить лифт на Церере, потом на Марсе, а потом уже на Землю замахиваться. (кстати у Кларка по-моему там начали с Марса, и только после успеха марсианского проекта начали земной).

Но, допустим, эти технические сложности все преодолимы.

Посмотрим что получится.

1. Время в пути до геостационарной орбиты по японскому проекту - неделя. Это реалистично, получается скорость 200 км/ч, вполне достигнутая на скоростных железных дорогах. Беда в том, что почти всю эту неделю полезной нагрузке придется провести внутри радиационных поясов Земли. А значит, для перевозки людей эта конструкция непригодна. Ракета, которая проходит это расстояние за единицы часов, подвергает космонавтов куда меньшей радиационной нагрузке.

2. Лифт может выводить грузы только на геостационарную орбиту. В плоскости экватора, на высоте 36000 км. Сейчас эта орбита довольно активно используется для всяческих спутников связи. Но, проблема в том, что это очень далеко. Радиосигнал идет до этой орбиты 1/8 секунды. Туда-обратно - четверть секунды. Связь одного наземного абонента с другим - полсекунды задержки. Поэтому фактически геостационарная орбита годится только для вещания, где задержка некритична. А чем дальше тем больше связи человечество осуществляет по интерактивным протоколам. Поэтому сейчас кабели выигрывают у низкоорбитальных спутников, а наземные радиорелейные линии - у кабелей.
Далее, передатчик для связи на такие расстояния должен быть мощным, а антенна - большой. Поэтому карманные спутниковые телефоны используют низкоорбитальные спутники.

3. А с низкоорбитальными спутниками - засада. Потому что плоскость любой орбиты всегда содержит центр масс Земли, а значит любая орбита всегда пересекает экватор. А на экваторе у нас будет стоять башня высотой 36000 км. И рано или поздно любой спутник летающий ниже 100000км, и не точно по геосинхронной орбите, с лифтом столкнется. Очевидно, совершать активное уклонение лифт не может. А спутник может только постольку. поскольку у него есть запас топлива и работает система управления. При этом столкновение лифта даже с микро- и наноспутниками весьма неприятно, поскольку относительные скорости будут порядка первой космической. Значит про дешевые спутники придется забыть. Только большие, оборудованные двигателями, которые по исчерпании запаса топлива либо уводятся в плотные слои атмосферы, где сгорают, либо сажаются.

При этом для всех полезных применений спутников - связь, навигация, дистанционное зондирование Земли, нам нужны спутники с высоким наклонением орбиты. Которые летают не только над экватором, но и надо всей остальной территорией Земли. А значит запускать их ракетами все равно будет дешевле, чем лифтом, но дороже чем сейчас (из-за невозможности оставить нефункционирующий спутник на орбите на сколько-нибудь продолжительный срок).

4. Японцы приводят цены на доставку килограмма груза шаттлом и утверждают что у них будет дешевле на два порядка. При этом они умалчивают, что безумная дорговизна шаттла происходит как раз из-за того, что эта система была расчитана на сотни запусков в год и соответствующие грузопотоки. При меньших грузопотоаках, которые получились в реальности, стоимость системы пришлось раскладывать на меньшее количество тонн груза. То же самое будет и с лифтом. У него соотношение первоначальных затрат на строительство к эксплуатационным еще больше, чем у шаттла.
Поэтому в условиях недогруженности цена будет расти сильнее. А ведь цена вывода килограмма груза "Фальконом-9" уже на порядок ниже, чем "Шаттлом", и Маск обещает ее еще как минимум на порядок снизить за счет многоразовости. И не через 35 лет, а через 3-5. То есть уже через 3-5 лет этот лифт будет неконкурентоспособе с ракетами.

5. И последее, ракет много, космодромов много, а лифт будет один. Мы можем себе позволить терять "Протоны", "Шаттлы" или даже "Союзы". Но потерять лифт это будет катастрофа планетарного масштаба. Особенно если в него врежется какой-нибудь метеорит вроде Челябинского, перебъет его на высоте тысяч этак в несколько километров, и то, что окажется ниже, упадет на густонаселенный район. Это, что упадет, будет иметь длину в несколько тысяч километров.

В общем. по-моему космический лифт, как и субсветовые звездолёты - это замечательный мысленный эксперимент, модель на которой можно наглядно объяснять школьникам некоторые физические эффекты. Но ни в коем случае не надо пытаться воплотить это в реальность.

This entry was originally posted at http://vitus-wagner.dreamwidth.org/1015314.html. Please comment there using OpenID. Now there are comment count unavailable comments

gabblgob: (geksly)

Бывший научный редактор New York Times рассказывает об исследованиях, указывающих на то, что эволюция с началом человеческой истории не остановилась.

Социологи издавна придерживаются точки зрения о том, что человеческие расы — это социальное построение, не имеющее биологической основы. Соответственно, они исходят из того, что эволюция человека остановилась в далеком прошлом — настолько давно, что историкам и экономистам нет необходимости рассматривать эволюционные доводы и объяснения.

После расшифровки генома человека появляется все больше данных, наглядно подтверждающих то, что эти две посылки, которые всегда казались маловероятными, просто неверны. На самом деле, у расы есть биологическая основа. И сейчас не вызывает никаких сомнений то, что эволюция человека — это непрерывный процесс, который активно продолжается последние 30 000 лет. И почти наверняка он шел на всем протяжении человеческой истории, и идет по сей день (хотя новейшую эволюцию измерить количественно довольно трудно).

В результате новых исследований человеческого генома было установлено, что эволюция человека продолжается, что она обширна и носит региональный характер. Биологи, сканирующие геном и ищущие доказательства естественного отбора, обнаружили сигналы многих генов, которым естественный отбор в недавнем эволюционном прошлом отдавал предпочтение. Согласно данным одного анализа, не менее 14 процентов генома человека изменилось под воздействием недавней эволюции.

Анализ геномов со всего мира показывает, что у расы есть биологическая основа, несмотря на официальные заявления ведущих социологических организаций об обратном. Иллюстрацией данного довода является тот факт, что у представителей смешанных рас, скажем, у афроамериканцев, генетики могут сегодня выявить индивидуальный геном и отнести каждый его сегмент к африканскому или европейскому предку. Это было бы невозможно, если бы у рас не имелось некоего базиса в биологической действительности.

Расизм и дискриминация ошибочны в принципе, а не с научной точки зрения. При этом в новых представлениях о расе трудно увидеть что-то такое, что дало бы новые аргументы расистам. Верно как раз обратное. Исследования генома показывают, что у всех людей, независимо от расы, имеется одинаковый набор генов. Каждый ген существует во множестве разновидностей, известных под названием аллели. В связи с этим можно предположить, что у разных рас имеются свои собственные характерные и особенные аллели. Но и это не так. У некоторых аллелей действительно имеется весьма асимметричное распределение, но этого недостаточно, чтобы объяснить разницу между расами. Похоже, что такая разница основана на столь тонкой материи как относительные частоты аллелей. Окончательный вердикт по геному заключается в том, что человечество в основе своей одинаково.

Генетика и социальное поведение

Эволюция человека не только идет до настоящего времени, причем в больших масштабах. Она также носит региональный характер. Период времени от 30 000 до 5000 лет тому назад, по которому можно выявить сигналы недавнего естественного отбора, начался после разделения на три основные расы. Поэтому он представляет тот отбор, который происходил в основном независимо в рамках каждой отдельной расы. Три основные расы — это африканцы (живущие южнее Сахары), восточные азиаты (китайцы, японцы, корейцы) и кавказская раса (европейцы, народы Ближнего Востока и индийского субконтинента). В каждой из этих рас свой набор генов претерпевает изменения в результате естественного отбора. Именно этого можно ожидать от населения, которому пришлось приспосабливаться к различным условиям на каждом континенте. Те гены, на которые особенно повлиял естественный отбор, должны управлять не только вполне ожидаемыми чертами, такими как цвет кожи и питательный обмен веществ, но и некоторыми аспектами функционирования головного мозга. Хотя роль этих прошедших процесс селекции генов пока непонятна, очевидная истина состоит в том, что влияющие на мозг гены точно так же подвержены естественному отбору, как и любой другой тип генов.

Какой может быть роль этих генов, которым отдал предпочтение естественный отбор? Эдварда Уилсона (Edward O. Wilson) пригвоздили к позорному столбу за то, что он в своей вышедшей в 1975 году книге Sociobiology (Социобиология) написал о наличии у человека множества социальных инстинктов. Однако последующие исследования подтвердили мысль о том, что все мы изначально социальны и дружелюбны. С самых ранних лет мы хотим принадлежать к группе, соответствовать ее правилам и наказывать тех, кто эти правила нарушает. Позднее наши инстинкты побуждают нас выносить нравственные суждения и защищать свою группу, иногда даже жертвуя ради нее собственной жизнью.

Все, что имеет генетическую основу, например, эти самые социальные инстинкты, могут меняться в результате естественного отбора. Изменяющая сила общественных инстинктов заметнее всего у муравьев, которые, подобно человеку, занимают господствующую высоту общественного поведения. Общественный инстинкт в природе встречается редко, поскольку индивидуумам необходимо обуздывать свои мощные эгоистические инстинкты и становиться хотя бы отчасти альтруистами, чтобы их общество функционировало. Но когда появляется социальный вид, он может очень быстро занять новые ниши и использовать их путем лишь незначительных корректировок своего общественного поведения. Таким способом муравьи и люди покорили мир, хотя, к счастью, каждый в своем масштабе.

Традиционно эти социальные различия приписывают исключительно культуре. Но если так, то почему племенным обществам типа иракского или афганского столь трудно изменить свою культуру и начать жить как все современные государства? Объяснение может заключаться в том, что у племенного поведения имеется генетическая основа. Уже известно, что генетическая система, основанная на гормоне окситоцин, регулирует степень внутригруппового доверия. Это один из способов, при помощи которого естественный отбор может усиливать племенное поведение или ослаблять его.

Человеческие общественные структуры меняются настолько медленно и с таким трудом, что можно подумать, будто эволюционное влияние в них напрочь отсутствует. Современный человек жил 185 000 лет как охотник и собиратель, прежде чем обосновался и осел в составе постоянных общин. Возвести крышу над головой и иметь больше, чем можно унести на себе — это казалось вполне очевидным и само собой разумеющимся шагом. То, что на это ушло так много времени, говорит о необходимости генетических изменений в социальном поведении человека и о том, что они возникали на протяжении жизни многих поколений.

Похоже, что племенной строй — это принимаемый по умолчанию способ политической самоорганизации человека. Он может быть очень эффективным, ведь самая крупная в мире сухопутная империя монголов имела племенную организацию. Но от трайбализма трудно уйти, а это опять же указывает на то, что в данном случае могут понадобиться постепенные перемены эволюционного характера.

Различные расы развиваются по сути дела параллельными путями, но поскольку они делают это самостоятельно, неудивительно, что два этих важнейших перехода в своей социальной организации они осуществили в разное время. Кавказская раса первой создала оседлые общины, сделав это примерно 15 000 лет назад. За ней последовали восточные азиаты и африканцы. Китай, создавший первое в мире современное государство, отказался от племенного строя две тысячи лет назад. Европа сделала это всего тысячу лет назад, а население Ближнего Востока и Африки до сих пор переживает родовые муки этого процесса.

Два конкретных тематических исследования предоставляют нам новые доказательства того, что эволюция причастна к формированию общественного поведения человека в недавнем прошлом. Первое посвящено промышленной революции, а второе познавательным достижениям евреев.

Поведенческие изменения, стоящие за промышленной революцией

По своей сути промышленная революция была квантовым скачком в производительности общества. До этого времени все, кроме знати, жили на грани голода. Такое существование на уровне прожиточного минимума было характерной чертой аграрных экономик, причем с того самого времени, когда было изобретено сельское хозяйство.

Причиной такой экономической стагнации был не дефицит изобретательности. У Англии в начале 18-го века были парусные корабли, огнестрельное оружие, печатные машины и прочая техника, о которой охотники и собиратели не могли даже и мечтать. Но эта техника не улучшала материальное благосостояние обычного человека. Причиной тому была аграрная экономика, которую называли мальтузианской ловушкой по имени священника Томаса Мальтуса. В своем написанном в 1798 году «Опыте о законе народонаселения» Мальтус отмечал, что всякий раз, когда производительность повышается, и еда появляется в изобилии, все больше младенцев начинает доживать до зрелого возраста, пополняя армию голодных ртов, которая съедает все излишки. И в течение жизни одного поколения все возвращаются к жизни впроголодь.

Это довольно странно, но Мальтус написал свое сочинение в тот самый момент, когда Англия, а вскоре после нее и другие европейские страны были готовы вот-вот выбраться из его мальтузианской ловушки. Это произошло благодаря существенному повышению эффективности производства, когда дополнительная рабочая сила увеличивала доходы, а не сдерживала их.

Данное событие, известное как промышленная революция, является выдающимся моментом в экономической истории. Однако историки экономики говорят, что между ними нет согласия в вопросе о том, как его объяснить. «Значительная часть современных общественных наук появилась в конце 19-го и в 20-м веке благодаря попыткам европейцев понять, что делает уникальным путь экономического развития Западной Европы. Однако эти попытки не привели к единому мнению», — пишет историк Кеннет Померанц (Kenneth Pomeranz). Некоторые специалисты утверждают, что реальной движущей силой является демография: европейцы выбрались из мальтузианской ловушки благодаря тому, что ограничивали рождаемость благодаря таким методам как поздний брак. Другие объясняют это базисными изменениями, такими как зачатки современной английской демократии, гарантии имущественных прав, развитие конкурентных рынков, а также появление патентов, которые стимулировали изобретательскую деятельность. Однако многие указывают на появление новых знаний, начиная с эпохи просвещения 17-го и 18-го веков, а также на доступность капитала.

Такое изобилие объяснений и то обстоятельство, что ни одно из них не удовлетворяет в полной мере всех экспертов, указывает на необходимость совершенно нового типа обоснований. Историк экономики Грегори Кларк (Gregory Clark) предложил свое толкование, отважившись взглянуть на весьма правдоподобную, но неизученную возможность: что производительность повышается из-за изменений качеств человека.

Своим предположением Кларк бросил вызов традиционным представлениям, потому что экономисты повсюду смотрят на людей как на идентичные и взаимозаменяемые блоки общей структуры. Некоторые экономисты заявили о неправдоподобности такой точки зрения и начали задавать вопросы о том, может ли природа примитивных человеческих блоков, которые производят и потребляют все товары и услуги экономики, иметь какое-то влияние на показатели ее производительности. Они обсуждают человеческие качества, но под ними обычно подразумевают лишь образование и подготовку. Другие ученые полагают, что различия в экономических показателях между странами могут объясняться культурой. Но при этом они не уточняют, какие именно аспекты культуры имеют в виду. Никто пока не осмелился сказать, что культура может включать эволюционные изменения в поведении. Но никто и не исключает напрямую такую возможность.

Чтобы в полной мере оценить подоплеку идеи Кларка, нам придется вернуться к Мальтусу. Его «Опыт о законе народонаселения» произвел огромное впечатление на Чарльза Дарвина. Именно у Мальтуса Дарвин взял принцип естественного отбора, сделав его центральным механизмом в своей теории эволюции. Дарвин понял: если люди живут на грани голода, едва сводя концы с концами, то любое, даже малейшее преимущество может оказаться решающим. И обладатель такого преимущества обязательно передаст его по наследству своим детям. Эти дети и их потомство станут процветать, в то время как остальные люди будут гибнуть.

«В октябре 1838 года, то есть спустя пятнадцать месяцев после того, как я приступил к своему систематическому исследованию, я случайно, ради развлечения прочитал книгу Мальтуса „О народонаселении“ и так как благодаря продолжительным наблюдениям над образом жизни животных и растений я был хорошо подготовлен к тому, чтобы оценить [значение] повсеместно происходящей борьбы за существование, меня сразу поразила мысль, что при таких условиях благоприятные изменения должны иметь тенденцию сохраняться, а неблагоприятные — уничтожаться. Результатом этого и должно быть образование новых видов. Теперь, наконец, я обладал теорией, при помощи которой можно было работать».

Учитывая верность теории Дарвина, нет причин сомневаться в том, что естественный отбор действует среди того самого английского населения, которое предоставило доказательства его существования. Вопрос в том, какие именно черты при этом отбираются.

Четыре ключевых особенности

Кларк указывает на четыре поведенческие особенности населения Англии, которые претерпевали устойчивые изменения в период с 1200 по 1800 годы, а также описывает весьма правдоподобный механизм таких изменений. К ним он относит межличностное насилие, грамотность, склонность к сбережению и экономии, а также трудолюбие.

Показатели по количеству убийств у мужчин, например, уменьшились с 0,3 на тысячу человек в 1200 году до 0,1 на тысячу человек в 1600 году. А в 1800-м они снизились еще примерно в десять раз. Даже в начале этого периода уровень насилия над людьми был значительно ниже, чем в современном обществе охотников и собирателей. В Парагвае у аборигенов аче показатель убийств составляет 15 на тысячу мужчин.

Все это время рабочий день неизменно увеличивался, а процентные ставки снижались. Когда вычитается инфляция и риск, процентные ставки отражают ту компенсацию в виде немедленного вознаграждения, которую человек требует отсрочить путем переноса потребления благ с текущего момента на более поздний срок. Экономисты называют это временным предпочтением, а психологи отсроченным вознаграждением. Дети, которым отсроченное вознаграждение в целом не по душе, имеют высокие показатели временного предпочтения. В своем хорошо известном эксперименте отсроченного вознаграждения с зефиром психолог Уолтер Мишел (Walter Mischel) проверял детей на их предпочтения. Он предлагал им один зефир немедленно или два через пятнадцать минут. Оказалось, что простое детское решение имело далеко идущие последствия: дети, не поддавшиеся искушению, лучше учились в школе и в целом были более успешны в обществе во взрослой жизни. У детей очень высокие показатели временного предпочтения, но по мере взросления, когда они развивают в себе свойства самоконтроля, эти показатели снижаются. У американских детей шестилетнего возраста, например, показатель временного предпочтения составляет около трех процентов в день или 150 процентов за месяц. Это то дополнительное вознаграждение, которое им надо предлагать, чтобы они отказались от незамедлительного удовольствия. У охотников и собирателей показатели временного предпочтения тоже высокие.

Процентные ставки, отражающие временные предпочтения общества, тоже были очень высоки. С самых ранних времен нашей истории и до 1400 года н.э. (за этот период имеются данные) во всех обществах они составляли около 10 процентов. Затем начался период устойчивого снижения процентных ставок, которые к 1850 году составляли уже менее трех процентов. Как утверждает Кларк, поскольку инфляции и других факторов воздействия на ставки в то время практически не было, их снижение указывает на то, что люди становились менее импульсивными, более терпеливыми, более готовыми откладывать деньги впрок.

Эти поведенческие перемены в Англии в период с 1200 по 1800 год имели важнейшее экономическое значение. Они постепенно превращали жестокое и недисциплинированное крестьянское население в эффективную и высокопроизводительную рабочую силу. Каждый день приходить на работу вовремя и без опозданий, а также заниматься однообразным и монотонным трудом по восемь часов и более — это отнюдь не естественная манера поведения человека. Охотники и собиратели не стали бы заниматься этим делом по доброй воле, однако аграрное общество изначально требовало дисциплины при работе в поле, когда сеять и собирать урожай необходимо в нужное время. Видимо, такое качество как самодисциплина у сельского населения Англии развивалось постепенно на протяжении многих веков до 1200 года. А этот момент времени просто был зафиксирован документально.

Кларк открыл генетический механизм, посредством которого мальтузианская экономика могла породить такие изменения у населения Англии. У богатых людей выживало больше детей, чем у бедных. Исследуя завещания, написанные в период с 1585 по 1638 год, он обнаружил, что у завещателя, оставлявшего своим наследникам девять и менее фунтов стерлингов, в среднем было два ребенка, а то и меньше. Количество наследников стабильно росло с увеличением богатства. Так, у самых богатых мужчин, оставлявших после себя наследство на 1000 фунтов и свыше того, было четверо и более детей.

С 1200 по 1760 год население Англии было весьма устойчивым, и его численность мало менялась. Это означало, что если у богатых рождалось больше детей, чем у бедных, им приходилось опускаться вниз по социальной лестнице, поскольку в целом таких детей было слишком много, чтобы всем оставаться в высшем классе.

Такое социальное понижение имело далеко идущие генетические последствия. Эти дети наследовали те черты характера, благодаря которым их родители стали богатыми. Ценности верхушки среднего класса, такие как отказ от насилия, грамотность, бережливость и настойчивость, теперь передавались более низкому экономическому классу, распространяясь по всему обществу. Поколение за поколением они со временем становились ценностями всего общества в целом. Этим и объясняется устойчивое снижение насилия и повышение грамотности у английского населения, отмеченное Кларком. Более того, эти черты появлялись постепенно, на протяжении нескольких столетий, а такие временные рамки более типичны для эволюционных изменений, нежели для культурных.

В более широком смысле такие перемены в поведении были лишь частью многих изменений, произошедших в английском обществе, которое приспосабливалось к рыночной экономике. Рынкам нужны цены и символы, они вознаграждают человека за умение считать, читать и писать, а также за его способность мыслить символами. «Характеристики населения менялись на всем протяжении дарвиновского отбора, — пишет Кларк. — Англия оказалась в авангарде таких изменений благодаря своей длительной мирной истории, начавшейся самое позднее в 1200 году, а возможно, еще раньше. Культура среднего класса распространилась на все общество через биологические механизмы».

Специалисты по истории экономики обычно считают промышленную революцию довольно неожиданным и внезапным явлением, и видят свою задачу в том, чтобы раскрыть исторические условия, которые предшествовали и вызвали эти глубочайшие преобразования в экономической жизни. Но у важных событий скорее всего есть важные причины. Причиной промышленной революции стали не события предшествовавшего ей столетия, а изменения экономических привычек и поведения человека, которые медленно происходили в аграрных обществах на протяжении предыдущих 10 000 лет.

Конечно, этим объясняется и то, почему опыт и практику промышленной революции с такой легкостью и готовностью переняли другие европейские государства, Соединенные Штаты Америки и Восточная Азия. Ведь население всех этих стран жило в аграрных экономиках и эволюционировало в течение тысячелетий при тех же самых жестких ограничениях мальтузианского режима. Ни один ресурс, ни одно основополагающее изменение, которые чаще всего считают причинами промышленной революции, не могли проявиться в этих странах со всей эффективностью в 1760-х годах. И не проявились.

Таким образом, без ответа остаются вопросы о том, почему промышленную революцию надо считать внезапной, и почему она сначала произошла в Англии, а не в какой-то другой стране, где для нее созрели все необходимые условия. Кларк дает ответы на эти вопросы, объясняя это резким ростом населения Англии, которое в период с 1770 по 1860 годы увеличилось втрое. Это было тревожное предзнаменование, заставившее Мальтуса написать свой «Опыт о законе народонаселения».

Но вопреки мрачным предсказаниям Мальтуса о массовой гибели населения от пороков и голода, что было бы верно на любом более раннем этапе человеческой истории, на сей раз доходы у людей выросли, и экономика впервые выбралась из мальтузианской ловушки. Кларк сухо замечает, что английские рабочие ускорили этот рывок своим упорным трудом как в цеху, так и в постели.

Своими данными Кларк убедительно доказывает, что население Англии генетически отреагировало на суровые испытания мальтузианского режима, и что изменения в его общественном поведении в период с 1200 по 1800 год формировались под воздействием естественного отбора. Безусловно, бремя доказательства ложится теперь на тех, кто станет утверждать, что население Англии каким-то чудесным образом было освобождено от влияния тех самых сил естественного отбора, о существовании которых говорил Дарвин.

Объясняя коэффициент умственного развития евреев-ашкенази

Второй пример новейшей человеческой эволюции преподносят нам европейские евреи, особенно ашкенази из северной и центральной Европы. В пропорции к численности своего населения евреи внесли несоразмерно большой вклад в западную цивилизацию. Это просто измерить количеством Нобелевских премий. Евреи составляют всего 0,2 процента от населения мира, однако они получили 14 процентов Нобелевских премий в первой половине 20-го века, 29 процентов во второй и на сегодня 32 процента в 21-м веке. Здесь есть нечто такое, что требует разъяснений. Если успехи евреев носят чисто культурный характер (стращающие детей матери или усердие в учебе), то другие народы могли бы добиться таких же успехов, просто копируя их культурные обычаи и привычки. Поэтому было бы разумно подумать вот о чем: а может, генетическое давление на евреев в их особой истории способствовало развитию познавательных навыков и умений этого народа?

О таком давлении в своей книге «Немногие избранные: как образование определило ход еврейской истории с семидесятого по тысяча четыреста девяносто второй год» (The Chosen Few: How Education Shaped Jewish History, 70-1492) пишут историки экономики Маристелла Боттичини (Maristella Botticini) и Цви Экштайн (Zvi Eckstein). В 63 или 65 году нашей эры верховный вероучитель Джошуа бен Гамла (Joshua ben Gamla) издал и ввел в действие указ о том, что каждый отец-еврей должен отправить своих сыновей в школу, чтобы они могли читать и понимать еврейский закон. Евреи в то время жили в основном за счет сельского хозяйства, как и все остальные, а образование было дорого и не приносило особой практической пользы. Многие евреи отказывались от иудаизма, переходя в новую и менее строгую веру, ныне известную как христианство.

Боттичини и Экштайн ничего не говорят о генетике, но совершенно очевидно, что если менее способные к усвоению грамоты евреи поколение за поколением переходили в христианство, то грамотность и соответствующие способности в среднем вырастали у тех, кто оставался иудеем.

Когда в средневековой Европе начала развиваться торговля, еврейская община оказалась идеально приспособленной к тому, чтобы стать европейскими торговцами и ростовщиками. В мире, где большинство людей были неграмотны, евреи могли читать контракты, вести бухгалтерию, оценивать залоги и осуществлять коммерческие расчеты. Они сформировали естественную торговую сеть через своих единоверцев в других городах, и у них были суды раввинов для урегулирования споров. Евреи занялись ростовщичеством не из-за того, что были вынуждены это делать, как полагают некоторые историки, а потому что они сами выбрали это занятие, говорят Боттичини и Экштайн. Это было рискованное, но очень доходное занятие. Чем больше преуспевали способные евреи, тем больше самые богатые из них могли прокормить выживших детей — как и остальные нации до 19-го века.

Когда евреи освоились в своей требующей больших знаний нише, их способности развились до такой степени, что коэффициент умственного развития у евреев-ашкенази составляет в среднем от 110 до 115. Это самый высокий показатель среди всех известных этнических групп. Генетики Генри Харпендинг (Henry Harpending) и Грегори Кокран (Gregory Cochran) посчитали, что при условии высокой степени наследуемости интеллекта коэффициент умственного развития у ашкенази увеличился на 15 пунктов всего за пять столетий. Первые евреи-ашкенази появились в Европе около 900 года н.э., и скорее всего, их умственные способности начали развиваться гораздо раньше.

Если развитые умственные способности у ашкенази имеют генетическую основу, то это явление интересно само по себе, а также в качестве примера того, как естественный отбор повлиял на население в недавнем прошлом.

Адаптационная реакция на различные общества

Руку эволюции можно заметить в крупных преобразованиях структуры человеческого общества и в двух вышеописанных случаях. Конечно, все это гипотезы, и влияние генов пока еще ждет своего доказательства. Если значительные эволюционные изменения могут происходить в такие короткие исторические сроки, то эволюционные составляющие могут присутствовать и в других крупных исторических событиях. Один из возможных вариантов — это развитие и усиление Запада, вызванное из ряда вон выходящей экспансией европейских обществ, как в области знаний, так и в сфере географического влияния. Запад быстро обогнал две другие крупные силы средних веков, которые были на подъеме вплоть до 16-го века н.э., такие как Китай и исламский мир.

В своей книге «Богатство и бедность наций» (The Wealth and Poverty of Nations) историк экономики Дэвид Ландес (David Landes) исследует всевозможные факторы в попытке найти объяснение усилению Запада и застою Китая. По сути дела, он приходит к выводу о том, что ответ заключается в характере народа. Ландес называет решающим фактором культуру, но при этом дает ей такое определение, которое подразумевает понятие расы.

«Если история экономического развития чему-то нас научила, то это тому, что культура имеет решающее значение, — пишет он. — Свидетельством тому является предприимчивость эмигрантских меньшинств — китайцев в Восточной и Юго-Восточной Азии, индийцев на востоке Африки, ливанцев в западной части Африки, евреев и кальвинистов почти во всей Европе, и так далее. Однако культура в узком смысле внутренних ценностей и взглядов, служащая направляющим ориентиром для населения, пугает ученых. В этом есть дьявольский душок расизма и наследственности, впечатление непреложности и неизменности».

Есть в этом дьявольский душок или нет, но как считает Ландес, именно культура каждой расы формирует разницу в экономическом развитии. Собранные Кларком данные о снижении насилия и увеличении грамотности с 1200 по 1800 годы дают нам некоторые свидетельства того, что в культуре и общественных институтах присутствует социальный компонент.

Хотя по населению Китая соответствующие данные отсутствуют, китайское общество имело свои отличительные особенности как минимум 2000 лет. Мощная тяга к выживанию должна была приспособить китайцев к их обществу точно так же, как европейцы приспособились к своему.

Может, китайцы несут в себе гены приверженности традициям и авторитарной власти? Может, у европейцев есть такие аллельные гены, которые формируют у них предрасположенность к свободному обществу и власти закона? Вряд ли это так. Но наверняка существует некий генетический компонент, формирующий склонность к соблюдению правил общества и к наказанию тех, кто эти правила нарушает. Если бы у европейцев было немного меньше склонности наказывать нарушителей, а у китайцев чуть больше, этим можно было бы объяснить то, почему европейские общества терпимее относятся к инакомыслию и новшествам, а китайское общество такой толерантности не проявляет. Гены, управляющие стремлением соблюдать правила и наказывать нарушителей, пока не выявлены, а поэтому мы не знаем, различаются ли они у европейцев и китайцев таким образом, о котором мы только что говорили. У природы много кнопок и клавиш для настройки интенсивности общественного поведения у разных народов и много разных путей для поиска одного и того же решения.

На протяжении большей части задокументированной истории китайская цивилизация превосходила остальные, а поэтому разумно будет предположить, что превосходство китайских институтов зиждется на сплаве культуры и унаследованного общественного поведения.

Усиление Запада тоже вряд ли могло быть просто какой-то культурной случайностью. По мере того, как европейское население приспосабливалось к географическим и военным условиям своего конкретного ареала, оно создавало общества, которые оказывались более новаторскими, прогрессивными и продуктивными, чем другие, по крайней мере, в своих обстоятельствах.

Конечно, это ни в коей мере не означает, что европейцы стоят выше остальных. С точки зрения эволюции это в любом случае бессмысленная идея. Точно так же бессмысленно говорить о том, что китайцы в эпоху своего расцвета превосходили остальных. Китайское авторитарное общество может когда-нибудь снова оказаться более успешным, особенно в условиях серьезных экологических нагрузок.

Цивилизации могут усиливаться и ослабевать, но эволюция никогда не останавливается. Вот почему генетики могут сыграть определенную роль вместе с могущественными силами культуры в формировании характера человеческого общества. История и эволюция — это не отдельные процессы, и эволюция человека не остановилась на приличном расстоянии от точки начала истории. Чем дольше мы вглядываемся в геном человека, тем больше нам кажется, что два эти процесса изящно переплетаются между собой.

Николас Уэйд бывший научный редактор New York Times. Данная статья — сокращенная версия его новой книги «Неспокойное наследие» (A Troublesome Inheritance).

Оригинал публикации: What Science Says About Race and Genetics


Источник
gabblgob: (gorgona)
Начало

Прежде всего, следует взглянуть правде в глаза и признать, что огромная по масштабам и сложнейшая по структуре научно-техническая система России, непрерывно создававшаяся на протяжении 300 лет, уже более двух десятилетий остается почти без средств развития и без социальной поддержки. И это закономерно в обществе, которое переживает культурный кризис, где сформированное ранее научное мировоззрение и рациональное мышление целенаправленно заменяется СМИ мифами самого разного толка и лженаукой. Итогом стало изменение системы координат массового сознания, в иерархии ценностей которого наука оказалась в самом низу пирамиды. Не случайно протесты ученых против поспешной «реформы» РАН не были поддержаны не только народом, но и вузовскими преподавателями. О политических и иных «элитах» даже не хочется говорить: они утратили навыки понимания сложной структуры и значимости социальных функций науки.

Поэтому, начиная с 1991 г., Россия не только не приумножила свой промышленный ресурс, но в значительной степени его потеряла. В то время как, не взирая на кризисы, страны НИС («азиатские тигры»), Бразилия, Индия, Китай и др. продолжали неуклонно двигаться по пути догоняющего развития, модернизируясь на собственной культурной основе, Россия за последние 20 лет пережила деиндустриализацию и еще больше отстала от них.

Несмотря на то, что 2011 г. был отмечен экономическим ростом в 4,7%, этот рост был достигнут только за счет добывающей промышленности. А декларируемые задачи (внедрение новейших медицинских, энергетических и информационных технологий, развитие космических и телекоммуникационных систем, радикальное повышение энергоэффективности) так и не были выполнены. В настоящее время наша страна живет за счет экспорта сырьевых ресурсов, а не за счет производства и экспорта высоких технологий и высокотехнологичной продукции. Для сравнения в США экспорт высокотехнологичных производств и самих технологий составляет 95% от общего объема экспорта. А поступления в бюджет от прогрессивных технологий, особенно высокотехнологичных производств, продажи наукоемких продуктов на внутренних и внешних рынках, составляют около 90%. И тот факт, что в обозримом будущем страны НИС, Китай, Индия, Мексика, другие государства «второго эшелона развития» и близко не смогут подойти к этому показателю, нас утешить не может.

Но более всего удручает недальновидность руководства страны, которое постоянно декларируя необходимость отказа от углеводородной иглы и перехода к инновационному развитию, не имеет государственной программы развития науки и даже не собирается увеличивать ее финансирование. Так, в относительно благополучном 2007 г. расходы на науку, включая оборонные, составляли примерно 1,07% ВВП. Это при том, что абсолютная величина ВВП России была примерно в два с половиной раза ниже, чем в Китае, и примерно в шесть раз ниже, чем в США[ix]. В список развитых стран Россия, согласно Индикаторам науки и техники, не входит, а среди крупных развивающихся стран (Китай, Индия, Мексика, Бразилия, Индонезия) она в 2007 г. занимала четвертое место [Ранжирование развивающихся стран 2008 web].

В 2010 г. это отставание не уменьшилось: ведь на науку гражданского назначения государство потратило всего 159 млрд. рублей (95,5% от уровня 2009 г.). При этом финансирование АН РФ было урезано: Российская академия наук получила от государства всего 31,5 миллиарда рублей, что на 3,5 миллиарда меньше, чем в прошлом. Кстати, ведущие страны поступают ровно наоборот: именно в кризис увеличивают вложения в науку, так как уверены, что только она способна найти эффективные способы выхода из кризиса[x].

Но у нас, как водится, собственный российский путь. Свидетельством тому федеральный бюджет РФ на 2013-2015 гг., в котором финансирование науки и образования сократится с 605,6 до 572, 6 млрд., что отражает истинную суть обещаний властей относительно модернизации. Финансирование РАН в 2013-2015 гг. составит 111,2 миллиарда рублей. В 2013 г. бюджетные ассигнования на деятельность академии составили примерно 36,3 миллиарда рублей; в 2014 г. планируется выделить 37,4 миллиарда рублей, в 2015-м – 37,5 миллиарда. С учетом инфляции и теперь уже реального слияния трех государственных академий в одну абсолютное сокращение финансирования очевидно.

Как итог, очевиден имитационный характер нынешней модернизации, состоящий в некритическом использовании и насильственном насаждении западных моделей организации образования и науки при полном игнорировании мнения специалистов и общественности. А то, что «реформа» академии обойдется бюджету примерно в 70 млрд. рублей наших инноваторов совсем не смущает. Судя по всему, они всерьез рассчитывают на «Роснано» и «Сколково», куда в общей сложности в следующем году будут «закачены» еще 250 млрд. рублей.

Дело, понятно, хорошее. Непонятно, правда, зачем в Московской области надо строить еще один наукоград, и почему эти новые проекты до сих пор убыточны, а результаты видны в микроскоп. Почему нельзя привлечь отечественный и зарубежный бизнес в уже существующие научные центры? По мнению некоторых бывших кураторов проекта этот «остров фантазий» будут создавать иностранцы, и они сами скажут, что им нужно. Останется только исполнить. Мол, нам нужна новая «Немецкая слобода» и критически необходимо, чтобы сюда проникала более высокая культура производства, технологий и исследований вместе с живыми ее носителями. А отечественные вузы и академические институты относятся к числу второстепенных факторов.

Ну, что же, ходить за умом к варягам нам, со времен Гостомысла и Петра, не привыкать. Но рассчитывать всерьез на то, что «заграница нам поможет» не следует. Обмен будет происходить по старой колониальной схеме: «меняем «бусы» на нефть». Иными словами, какие бы импортные технологии мы ни покупали, они не будут «завтрашними», ибо никто не желает плодить собственных конкурентов. А технологии сегодняшнего дня к моменту их запуска в производство с неизбежностью будут вчерашними. Поэтому прогрессивные и, особенно, высокие технологии и создаваемые ими наукоемкие высококонкурентные товары, так же как инновационный сектор экономики, можно создать лишь на основе собственной науки, собственных опытно-конструкторских разработок, собственных технологических проектов. Для этого наша наука и наше образование нуждаются в мощных инвестициях и государственной поддержке. Иначе Россия продолжит идти в колее «зависимого развития»[xi], постепенно сползая в «третий мир» - мир сырьевых колоний Запада и рынков сбыта для глобального бизнеса.

Литература

Авторитаризм развития 2005 - Авторитаризм развития: Генезис, функции, перспективы («круглый стол») // МЭиМО (Мировая экономика и международные отношения). 2005. № 5.

Беляева 2009 - Беляева С. Спасибо за стимул! // Поиск. 2009. 6 марта.

Валлерстайн 2006 - Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение. М., 2006.

Гидденс 1999 - Гидденс Э. Последствия модернити // Новая постиндустриальная волна на Западе. М., 1999.

Иноземцев 1999 - Иноземцев В.Л. Перспективы постиндустриальной теории в меняющемся мире // Новая индустриальная волна на Западе. Антология. М., 1999.

Кара-Мурза 2013 - Кара-Мурза С. Наука как корень России // Развитие и экономика. 2013. № 7.

Ключевский 1989 - Ключевский В.О. Курс русской истории / Сочинения в девяти томах. Т. IV. М., 1989.

Красильщиков, Белоусов, Гутник, Клепач, Кузнецов 1994 - Красильщиков В.А.(рук.), Белоусов А.Р., Гутник В.П., Клепач А.Н., Кузнецов В.И. Модернизация: Зарубежный опыт и Россия. М., 1994.

Ранжирование развивающихся стран 2008 web - Ранжирование развивающихся стран по экспорту высокотехнологичной продукции // Индикаторы науки и техники. 2008 (http://www.nsf.gov/statistics/seindO8.tables.htm).

Рябов 2008 - Рябов А. Возрождение феодальной «архаики» в современной России: практика и идеи // Рабочие тетради. Working paper. М.: Московский центр Карнеги. 2008. № 4.

Тойнби 1991 - Тойнби А. Постижение истории. М., 1991.

Федотова 2009 - Федотова В.Г. Российская история в зеркале модернизации // Вопросы философии. 2009. № 12.

Шубин 2010 web - Шубин А. Модернизация и постиндустриальный барьер, или Почему у Медведева ничего не получается // Неприкосновенный запас. 2010. № 6 (74) (http://magazines.russ.ru/nz/2010/6/).

Примечания

[i] В 1970–1980 гг. перешедшего на позиции близкой к броделевской версии мир-системного подхода.

[ii] Более подробно о специальных различиях теорий модернизации и постиндустриализма см. [Иноземцев 1999, 3-66].

[iii] «Сенаторские совещания, - отмечает Ключевский, - порой превращались в брань; один другого называл вором. Или собрались сановники у генерал-прокурора праздновать взятие Дербента в 1722 г. Обер-прокурор Сената (Скорняков-Писарев. – Ю.Г.), успевший уже дважды подраться с прокурором Юстиц-коллегии, едва не подрался с подканцлером (бароном Шафировым. - Ю.Г.), а потом оба, донося друг на друга царю и царице, извинялись – один тем, что был зело шумен (пьян), а другой тем, что был еще шумнее. …Больше того: редкий из сенаторов миновал суда или подозрения в нечистых делах, не исключая и князя Я. Долгорукова» [Ключевский 1989,179-180]. «Раз, слушая в Сенате доклады о хищениях, он (Петр. – Ю.Г.) вышел из себя и сгоряча тотчас велел обнародовать именной указ, гласивший, что, если кто украдет у казны лишь столько, чтобы купить веревку, будет на ней повешен. Генерал – прокурор Ягужинский, око государево при Сенате, возразил Петру: «Разве, ваше величество, хотите остаться императором один, без подданных? Мы все воруем, только один больше и приметнее, чем другой», Петр рассмеялся и не издал указа» [Там же, 180].

[iv] См. подробно [Авторитаризм развития 2005, 41-53, 92-105].

[v] Последнее, как правило, делалось не на начальных этапах модернизации, а после достижения приемлемого уровня промышленного развития.

[vi] Подробнее см. [Красильщиков, Белоусов, Гутник, Клепач, Кузнецов 1994, 59-65].

[vii] Подробнее см. [ Рябов 2008, 4-5].

[viii] В течение 2013-2015 гг. совокупные расходы федерального бюджета на национальную оборону должны вырасти на 5,89% (с 1007 до 1066 млрд. рублей), а финансирование национальной безопасности и правоохранительных органов увеличится на 4,86% (с 1,59 до 1,66 трлн. рублей).

[ix] Для сравнения: по данным самого полного из издающихся в мире справочников американских «Индикаторов науки и техники. 2008» (Science and engineering indicators. 2008), государственная поддержка науки, исчисляемая в процентах по отношению к национальному ВВП, выглядела так: США (2006) - 2,57, Израиль (2005) - 4,71, Швеция (2005) - 3,86. Финляндия (2006) - 3,51, Япония (2004) - 3,18, Южная Корея (2005) - 2,99, Германия (2005) - 2,51, Франция (2005) - 2,13, Великобритания (2004) – 1,73, Китай (2005) -1,34.

[x] В дополнение к уже выделенным десяткам и сотням миллиардов долларов, Президент США предложил Конгрессу в 2009 г. выделить ещё 21 млрд. долл. Политика Обамы встретила полное понимание в Конгрессе США. Спикер палаты представителей Нэнси Пелоси заявила, что слова «наука, наука, наука» должны стать «лейтмотивом Демократической платформы» [Беляева 2009, 22].

[xi] Смысл «зависимого развития» (Path Dependence) в том, что возможности развития жестко детерминированы выбором, сделанным значительно раньше. Но особенность этого выбора такова, что на предыдущем этапе он мог быть сделан далеко не оптимальным образом. Однако этот неэффективный выбор может предопределить дальнейшее развитие.


И не говорите потом, что "многабукаф" и "ниасилил".
gabblgob: (gorgona)
Гранин Ю.Д. 01.05.2014 г. «Вопросы философии»

О модернизации России и ее «инновационном развитии» руководство страны заговорило несколько лет назад. В последний день 2009 г. была образована рабочая группа по созданию «обособленного комплекса для развития исследований» - российский аналог американской «кремниевой долины». При президенте России была создана специальная комиссия по модернизации, ориентирами деятельности которой стали обозначенные в Послании ФС пять приоритетных направлений: внедрение новейших медицинских, энергетических и информационных технологий, развитие космических и телекоммуникационных систем, радикальное повышение энергоэффективности. Несмотря на то, что в нашумевшей статье «Россия, вперед!» бывший президент использовал термин «модернизация» в более широком значении, включив в его состав «модернизацию российской демократии» и «формирование новой (умной) экономики», политкомментаторы сразу же определили, что модернизация интерпретируется, главным образом, в технологическом ключе.

Более того, по мнению некоторых аналитиков, провозглашенная политика модернизации в действительности есть не что иное, как «прогрессизм» - инструментальный ответ на геополитические вызовы без четко обозначенной цели, позволяющий власти инициировать политику «чрезвычайщины» и позиционировать себя в качестве «инновационной».

С этими оценками можно согласиться. С той лишь поправкой, что культуры мышления о сложных вещах нет и у тех, кто формирует проекты для властных структур. Последние находятся под обаянием унаследованных теоретических клише, опирающихся на парадигму одновекторного «линейного прогресса», с характерным для нее использованием традиционного понятийного аппарата и устремленностью в «общее будущее» - идеальное состояние, которого будто бы достигли «цивилизованные страны». Помимо неизбежных упрощений, блокирующих доступ исследователей к российским реалиям, эта теоретическая оптика чревата синдромом постоянного реформаторства, основанного на стремлении насильственного уподобления России странам «идеального Запада», опыт которых надо заимствовать.

Но «догнать и перегнать» Запад не получается. В том числе и потому, что строительство «инновационной экономики» невозможно без развития научно-технического потенциала страны, потому что инновационный цикл начинается не с производственных технологий и рыночных товаров, а с фундаментальных исследований. Помимо этого, как я попытаюсь показать, наш курс на «модернизацию» во многом имеет имитационный характер, специфика которого, кроме нежелания Кремля проводить системную модернизацию, заключается в некритическом использовании и насильственном насаждении западных моделей организации образования и науки при полном игнорировании мнения специалистов и общественности. Начать целесообразно с обсуждения концепций модернизации и их критики, результаты которой позволили существенным образом переосмыслить процесс мировой динамики XVII-XX столетий.

***

Прежде всего, обратим внимание на общеупотребительное значение термина: «модерн» - т.е. современность – эпоха в развитии капитализма, начало которой датируется Новым временем. Именно тогда, полагали основоположники теории модернизации Р. Арон, У. Ростоу, Ш. Эйзенштадт и др., первоначально локализованная в странах Западной Европы, а затем распространившаяся по всему миру сформировалась modernity (современность) - наилучшая («капиталистическая») хозяйственная система и, одновременно, тип общественного (экономического, социального и политического) развития и тип общества, выступающие для государств и народов иной цивилизационной принадлежности в качестве модели и образца существования.

Эта точка зрения, интерпретирующая историю человечества XVI-XX столетий с позиций европоцентризма, была господствующей вплоть до начала 1970-х гг. Ее основной постулат – все общества проходят эволюционные стадии роста на пути от примитивной, статичной и функционально неразделенной «традиционности» к «современности», характеризуемой господством капиталистического уклада хозяйства, выделенной персональностью, преобладанием инноваций над традициями, инновационной динамичностью, рациональным научным управлением, неуклонным материальным ростом, новым типом государственности (суверенное правовое демократическое государство), дифференциацией на функциональные сферы экономики, политики и культуры. Тем самым всемирно-исторический процесс интерпретировался в виде некоего линейного прогресса с эксплицитно заданной, и как позже выяснилось, идеологически окрашенной, целью: предполагалось, что все страны должны стремиться достичь высшего уровня современности, воплощением которого были США. Не случайно именно в 1950-1960 гг. большинство «традиционных» стран мира, образовавшихся на обломках мировой системы колониализма, были названы американскими теоретиками модернизации «развивающимися».

Однако интеллектуалы этих стран (из Азии, Африки, но прежде всего - из Латинской Америки), труды которых образовали направление «постколониальных» исследований, подвергли сомнению положение большинства теорий модернизации о том, что «неразвитые» страны повторят путь, который уже прошли нынешние развитые государства. Дело в том, что многие латиноамериканские страны обрели независимость еще в начале-середине XIX в. и с тех пор неоднократно предпринимали попытки модернизации. Однако им и близко не удалось приблизиться к экономикам стран Запада и США. Причины такого положения дел были глубоко проанализированы в неомарксистских концепциях «периферийного капитализма» Р. Пребиша, «зависимого развития» (депендетизма) П. Бэрана, С. Фуртадо, Ф. Кардозу, концепции «развития недоразвития» А.Г. Франка[i] и «неэквивалентного обмена» А. Эммануэля. Их лейтмотивом стали идея естественноисторического развития социальных форм жизни, при котором «культура имеет значение» для развития капитализма в станах разной цивилизационной принадлежности.

В 1970 гг. эту мысль подхватили последователи Фернана Броделя - основоположник мир-системного подхода И. Валлерстайн и его коллеги (А. Бергезен, Ф. Борншир, К. Чейз-Дан, С. Амин, А. Франк и др.), занявшиеся изучением истории становления глобальной системы капитализма. Важно иметь в виду, что мир-системная теория предложила новую методологию изучения социальной реальности, отличную не только от господствовавших в западной социологии того времени концепций модернизации, но и от структурного функционализма Т. Парсонса. Прежде всего, Валлерстайн изменил представление о фундаментальных объектах исследования. Он отказывается от понятия «общество» и заменяет его концептом «историческая система», подчеркивая тем самым непрерывную динамику общественных процессов, их «жизненную» природу. Отвергая идею монолинейного прогресса и пытаясь «историзировать социальные науки», Валлерстайн для характеристики социальных процессов использует категорию «время-пространство» («TimeSpace»), которую выводит из концепции множественности форм исторического времени Броделя и теории стохастического (нелинейного) развития диссипативных структур И. Пригожина.

Исторические системы как фундаментальные объекты исследования Валлерстайн разделяет на две группы: «мини-системы» и «мир-системы» (или миросистемы). По мысли социолога, анализу подлежат только мир-системы («world-system») — «крупные и устойчивые во времени единицы». Мир-система для социолога — «это не просто мировая система, а система, которая сама есть мир и которая фактически почти всегда была меньше, чем весь мир» [Валлерстайн 2006, 211]. Он делит мир-системы на мир-империи — обширные политические структуры (например, Египет эпохи фараонов, Римская империя или Китай династии Хань) и мир-экономики — неравномерные цепи структур, основанные на торговле и производстве.

Таким образом, созданный Валлерстайном мир-системный анализ меняет основания социоэкономического исследования - онтологические основания его теории представляются сеткой категорий: «мир-система», «мир-экономика», «мир-империя», «время-пространство», «время большой длительности», «ядро», «периферия», «вековые тренды», «геоистория», «геокультура» и т.д.

Подчеркивая значимость этого обстоятельства, следует иметь в виду европоцентричный характер мировой динамики Валлерстайна, которая плохо согласовывалась с историческими данными, на что обратили внимание последователи «линии Броделя» в мир-системном анализе А.Г. Франк и Б. Джиллс. Они выступили против идеи Валлерстайна о зарождении капитализма в Европе и неизменном разделении мира на «центр», «периферию» и «полупериферию». Критикуя европоцентризм Валлерстайна, они доказывали, что смещение мировых центров с Востока на Запад произошло в период с 1250 по 1450 гг., охватывающий первый «вековой тренд» Броделя. По их мнению, новая европейская капиталистическая система возникла на периферии существующей восточной системы. Эту точку зрения сейчас разделяют многие современные сторонники мир-системного подхода, которые на основе большого конкретно-исторического материала относят существование восточной мир-системы в средние века и даже в эпоху бронзового века. В итоге оформился принципиальный поворот изучения истории человечества как глобальной целостности совсем в другом ракурсе: ракурсе противостоящего евроцентризму нелинейного полицентризма исторического развития, связанного с периодическими смещениями «центров» мировой динамики. В работах П. Абу-Лахгод, С. Амина, Эдварда В. Саида, Б. Тернера, П. Кеннеди данное направление исследований получило название «реориентализма». Некоторые идеи и результаты этих исследований способствовали уточнению и развитию «модернистской парадигмы» в социальных исследованиях, на основе которой сформировался так называемый модернистский подход.

Как и другие, он не является внутренне единым, а представляет сложную совокупность многочисленных теорий модернизации и постиндустриализма, находящихся между собой в отношениях конкуренции, но объединенных общим представлением о наступлении принципиально нового – постиндустриального или постмодернистского - этапа в развитии человечества[ii]. Игнорируя пропагандируемую мир-системниками возможность смены полюсов мирового развития, они едины в негативном отношении к теориям локальных цивилизаций, предпочитая оперировать макроисторическими категориями, выстраивая проекции исторического развития по линиям «аграрное – индустриальное - постиндустриальное общество» или «досовременное состояние – эпоха (общество) модернити – эпоха постмодернити (постсовременность)». Так, Э. Гидденс считает, что эпоха модернити не сменяется сегодня какой-то новой стадией, но просто переживает радикализацию, связанную со становлением мировой сети производственных и информационных структур [Гидденс 1999, 101-122]. С ним солидаризуется П. Дракер, который фиксирует переход человечества (в лице экономически развитых стран Запада и Японии) в постиндустриальное состояние «информационной цивилизации “третьей волны”. Кроме них, за рубежом приверженцами модернистского подхода являются Д. Белл, С. Крук, С. Лэш, а в России - В.Л. Иноземцев, А. Караганов и ряд других авторов.

Думаю, картина мировой динамики будет более полной, если мы используем ключевые идеи этих парадигм в корпусе цивилизационного анализа, т.е. в контексте формирования, развития и конкуренции цивилизаций, наилучшей политической формой которых на протяжении многих столетий выступали «империи», в пределах которых формировались особые «мир-экономики». В этом случае становление и развитие «модернити», включая капиталистические формы хозяйствования, выступит как «культурное ядро» западноевропейской цивилизации с присущим ей и только ей синтетическим (антично-христианским) видением мира, человека и его места в мире, постепенно в ходе колониальных завоеваний распространявшее свое влияние на весь мир.

Однако современное доминирующее положение (выросшей из западноевропейской) евроатлантической цивилизации, прошедшей в своем развитии раннеиндустриальную, позднеиндустриальную и постиндустриальную стадии, нельзя объяснить лишь территориальной, военной и политической экспансией составляющих ее колониальных империй, экономическое процветание которых во многом было достигнуто за счет внешних источников. Нынешнее эмпирически наблюдаемое разделение мира на страны экономически и политически доминирующего «центра», страны «полупериферии» (Индия, Китай, Россия, новые индустриальные страны – НИС) и «периферии» (государства «третьего» и «четвертого» мира) было обусловлено не только более высокими темпами роста Запада, обеспеченными социокультурой модернити, но и ограничениями собственного развития догоняющих Запад стран.

Эти ограничения имели объективный и субъективный характер. Объективные ограничения были исторически заданы «стартовыми возможностями», инерцией институтов архаики и социокультурными особенностями обществ, которым так и не удалось имплантировать «модернити» в тело своих культур. Субъективные – нежеланием правящих элит и населения многих стран осуществлять модернизацию в форме «вестернизации». То есть инициировать изменения в направлении тех типов социальной, экономической и политической систем, которые развивались в Западной Европе и Северной Америке с XVII по XIX в., затем распространились на другие европейские и азиатские страны. В каждой стране «второго эшелона развития» и в разные исторические периоды сочетание этих факторов имело свой особый характер. И это обстоятельство следует учитывать, обсуждая исторические особенности модернизации России.

***

Анализируя их, следует иметь в виду те исторические вызовы и угрозы, с которыми сталкивалась она на протяжении многих столетий. Первый вызов, который испытала Россия – природный. По мнению Ключевского, она не могла из-за суровости природы развивать интенсивное хозяйствование и пошла по экстенсивному пути – расширению земли, единственно возможному для традиционных обществ. Дальнейшие угрозы последовали из Азии (Монголия) и с Запада (его форпостов – Польши и Швеции). Анализируя этот период, А. Тойнби писал: «Временное присутствие польского гарнизона в Москве и постоянное присутствие шведской армии на берегах Наровы и Невы глубоко травмировало русских, и этот внутренний шок подтолкнул их к практическим действиям, что выразилось в процессе «вестернизации», которую возглавил Петр Великий. Эта небывалая революция раздвинула границы западного мира от восточных границ Польши и Швеции до границ Маньчжурской империи. Таким образом, форпосты западного мира утратили свое значение в результате контрудара, искусно нанесенного западному миру Петром Великим, всколыхнувшим нечеловеческим усилием всю Россию» [Тойнби 1991, 147].

Разумеется, интерпретация Тойнби реформ Петра в качестве начала вестернизации России приятна русскому уху, но не соответствует действительности. Дело в том, что в силу почти полуторавековой самоизоляции от Европы (пережившей в XV-XVI вв. бурный рост капитализма и эпоху Ренессанса) начатые еще при Алексее Михайловиче, Федоре Алексеевиче и Софье Алексеевне, то есть в XVII в., все попытки «европеизировать» страну были поверхностными и имели имитационный характер. Имитация и формализм – очень частые модернизационные ошибки, не изжитые нами до сего дня. Власть имущие думают, что заимствовав внешние формы, назвав на европейский лад политические учреждения, можно изменить общественные отношения в стране, которая модернизируется. Собственно, Петр I начал именно с этого – перемены платья и бритья бород. Но он, и это важно, не собирался реформировать всю страну по европейским лекалам, вплоть до конца жизни у него даже не было сколь либо продуманного плана действий: «Только разве в последнее десятилетие своей 53-летней жизни… у него начинает высказываться сознание, что он сделал кое-что новое и даже очень немало нового. Но такой взгляд является у него, так сказать, задним числом, как итог сделанного, а не как цель деятельности» [Ключевский 1989, 189]. Относясь к Западу с трезвым недоверием, он заимствовал из багажа модернити (во многом формально) лишь одно «политическое изобретение» – структуры госуправления: десять по-шведски устроенных коллегий и Сенат, в которых при его жизни процветали ожесточенные раздоры и казнокрадство[iii]. Кроме них были заимствованы формы организации промышленного производства (мануфактуры), армии, флота и что очень важно – формы организации научной деятельности и образования – Академия и университет.

Но Петр не собирался проводить социальную и политическую модернизацию империи. Не собирались этого делать ни Елизавета, ни Екатерина, ни Александр I, реформа которого по проекту М.М. Сперанского была приостановлена запиской Н.М. Карамзина «О древней и новой России», в которой историк предупреждал против механического заимствования европейского опыта, могущего подорвать самодержавие.

Так что, частично заимствовав из Европы системы организации науки и образования для дворян и части мещанства, европеизировав лишь очень узкий слой российского дворянства, импортировав в империю немало европейских ученых, Россия вплоть до второй половины XIX столетия по существу оставалась неграмотной и псевдоевропейской страной, опиравшейся в своем развитии не на социальные инновации, а на традиции. Собственно модернизация начинается в России с реформ Александра II, который ввел общедоступность и внесословность начального образования, самоуправление университетов и многое другое. Именно тогда, отмечают исследователи, «Запад становится для России образцом развития, идея приблизиться к нему – догоняющей моделью модернизации, индустриализацией, капитализмом – целью, которую надо выполнить» [Федотова 2009, 15]. Но этот период длится недолго. И Россия вновь, если пользоваться терминологией А. Янова, проваливается в пропасть контрреформы, «деспотическую Московию» и очередное «особлячество от Европы», завершившиеся революциями и образованием СССР, который начал индустриальную модернизацию страны (индустриализацию) на принципиально новой экономической и политической основе, но опять-таки при определяющей роли государства.

***

Оставляя в стороне давно известные факты того времени, заметим, что ведущая роль государства в процессе индустриализации – это не историческая особенность царской России и СССР, а характерная черта всех стран «второго эшелона» мирового развития, попытавшихся в конце XIX - начале XX в. ответить на вызов Запада и перейти к модели «догоняющего развития». Так же как и в России, в государствах Восточной и Юго-Восточной Европы, в Турции, Италии, Португалии, Испании, некоторых наиболее развитых странах Латинской Америки (Аргентине, Бразилии, Уругвае, Чили) и Японии реакция правящих кругов на внешние угрозы и обстоятельства играла куда более важную роль в модернизации этих стран, чем внутренние импульсы к социально-экономическим и политическим преобразованиям. Иными словами их модернизация носила неорганичный (экзогенный) характер и оказывалась возможной благодаря форсированному заимствованию готовых форм организации производства и социальной жизни у более развитых стран. Причем одной из стран второго эшелона, Японии, использовавшей особенности своей цивилизационной самобытности, во второй половине ХХ в. удалось войти в группу стран первого эшелона, а кое в чем и превзойти их.

Разумеется, провозгласивший целью развития достижение социализма и коммунизма Советский Союз эпохи Сталина разительно отличался от многих современных ему государств догоняющего развития идеологией, тоталитарным характером власти и имперскими амбициями. Но не следует забывать и другое: усиление роли государства в процессе догоняющей модернизации всегда сопровождалось установлением откровенно авторитарных режимов. Так в 1920-1930 гг. было в Италии, Португалии, Аргентине, Японии, многих других странах, политические режимы которых получили название «авторитаризмов развития»[iv]. Такие режимы обеспечивали – как экономическими, так и административными методами – существенное увеличение доли капиталовложений в ВВП, в том числе и за счет богатых слоев общества. Они проводили политику, направленную и на технологическую модернизацию существующей промышленности, и на создание принципиально новых для страны отраслей хозяйства, обеспечивали условия для подготовки новой рабочей силы, создавали национальные системы образования и научных исследований[v]. При этом «авторитаризмы развития» использовали не только репрессии, осуществляя «принуждение к прогрессу». Они опирались на идеологию, обеспечивавшую общественный консенсус: общество или, по крайней мере, его наиболее активная часть соглашалось обменять политические свободы на рост материального благосостояния и расширение возможностей вертикальной социальной мобильности. Другими словами, «авторитаризм развития», с одной стороны, отбраковывал неспособную к новой работе часть населения, а с другой, – открывал перспективы, в том числе и для выходцев из социальных низов, сделать карьеру честным трудом, благодаря способностям и усердию. Это наглядно проявилось в ходе ускоренных модернизаций в новых индустриальных странах (НИСах) Азии, а сегодня наблюдается в Китае и Вьетнаме, где принцип меритократии восходит к конфуцианской традиции.

Конечно, в Советском Союзе, перед лицом грядущей войны предпринявшем в 1930 гг. попытку ускоренной индустриализации, «принуждение к прогрессу» осуществлялось мобилизационными, недопустимо жесткими и жестокими средствами. Но вынося за скобки вопрос о «цене прогресса» следует признать: к началу 1960-х гг. СССР вошел в обойму индустриально развитых стран мира. Прежде всего, благодаря государственной системе научных исследований.

Уже в 1918 г. было принято судьбоносное решение: не демонтировать структуры прежней «императорской» организационной системы науки, а укрепить ее и сделать ядром и высшей инстанцией в советской системе. «Академия наук стала генератором сети научных учреждений. Согласование взглядов Совнаркома, Академии и – что менее известно – бывших министров и промышленников царской России позволило выработать и сразу начать ряд больших научно-технических программ (ГОЭЛРО, геологоразведки и атомной). Строительство науки планировалось как система. За структурную единицу был принят научно-исследовательский институт (НИИ) – новая форма учреждения. Только за 1918–1919 гг. было создано 33 таких института, ставших матрицей советской научной системы. К 1929 г. число НИИ достигло 406. В 1925 г. ЦИК и Совнарком приняли постановление “О признании Российской Академии наук высшим ученым учреждением Советского Союза”» [Кара-Мурза 2013, 102].

Правда, замкнутый на «оборонку» индустриальный потенциал СССР имел однобокий характер, административно-командная экономика была крайне неповоротливой и в среднесрочной перспективе не могла конкурировать с ведущими экономиками Запада. Но правда и то, что в 1960-е гг. Советский Союз имел лидирующие позиции в ключевых областях науки и, по оценкам ряда экспертов США, обладал лучшей в мире системой образования. Поэтому если бы смена (или хотя бы перестройка по китайской модели) общественно-экономического строя произошла лет сорок назад, сегодня Россия, безусловно, входила бы в число экономически развитых стран мира.

Однако история не знает сослагательного наклонения: вместо «вестернизации» и даже политики «догоняющего развития» в СССР наступил «застой», суть которого заключается в том, что социалистическое государство перестало быть «государством развития». Причина этого кроется не в характере общественно-политического строя, как утверждают некоторые политики и ученые, а в ряде субъективных факторов, прежде всего в догматизме и необразованности политического руководства страны и его клевретов. Общественно-политический строй и характер политического режима в отношении экономической модернизации амбивалентны: они могут либо способствовать, либо препятствовать индустриальному и экономическому развитию. Пример современного Китая лучшее тому подтверждение. А во второй половине ХХ в. впечатляющие примеры догоняющей индустриальной модернизации дали военно-полицейские режимы ведущих стран Латинской Америки, так же как СССР поставившие себе цель «догнать США». Особенно успешной была Бразилия.

Выдвигая планы превращения страны в великую державу, модернизаторы Бразилии в военных мундирах и их единомышленники в гражданских костюмах активно использовали в ходе преобразований мощь государственных предприятий, принимали долгосрочные программы развития разных отраслей и инфраструктуры. Причем смена конкретных лиц у руля власти не отменяла преемственности в выполнении этих программ. Но главное - военно-бюрократический авторитаризм сделал ставку на развитие науки и новых технологий. Чтобы стимулировать технический прогресс и инновации, правительство проводило политику ускоренной амортизации оборудования. Дополнительные инвестиции в инновации освобождались от налогов, частным фирмам предоставлялись также специальные субсидии и кредиты для инновационной деятельности. Именно при военном режиме крупные фирмы стали создавать у себя научно-исследовательские и опытно-констpуктоpские подразделения. Быстро увеличивалось число научных институтов и центров, которые занимались технологическими разработками и подготовкой кадров специалистов. В стране удалось создать основы аэрокосмической индустрии и ядерную энергетику, разработать уникальную технологию получения моторного топлива из тростника, наладить выпуск отечественной электронно-вычислительной техники.

Успехи в последней области особенно впечатляющи. В 1972 г. при Министерстве планирования и координации была организована Комиссия по деятельности в области электроники (КАПРЭ). Одним из важнейших результатов ее работы стало начало производства в 1974 г. собственных ЭВМ в Бразилии на предприятии «Кобра». С 1975 по 1986 г. доля компьютеров, произведенных в стране фирмами под контролем национального капитала, возросла с 5 до более чем 75%. C 1979 по 1984 г. число фирм, занятых производством микрокомпьютеров, возросло с 2 до 33. По темпам внедрения электронной техники и информатизации Бразилия в начале 1980-х гг. не уступала многим развитым странам Западной Европы, в ней было сосредоточено более половины парка компьютеров всего континента. Правда, другим латиноамериканским странам не удалось даже близко подойти к уровню, достигнутому Бразилией в конце 70-х – начале 80-х гг. в области электронно-вычислительной техники и программного обеспечения[vi].

Не удалось этого сделать не только СССР, но и современной России, которая к настоящему времени по ряду направлений еще более отстала не только от стран-лидеров, но и от индустриально развитых государств. Многие исследователи объясняют это тем, что руководство страны не собиралось и не собирается проводить системную модернизацию по европейским лекалам, предполагающую в качестве необходимой составляющей реальную демократию, политическую конкуренцию и свободный от власти чиновничества рынок. Скорее всего, они правы. В силу цивилизационных особенностей, экзогенного характера модернизации и ее регулярных срывов в нашей стране продолжают сохраняться элементы социальной архаики: социально-психологические архетипы общественного сознания и поведения, выражающиеся в произволе чиновников, социальной практике чиновных «кормлений», лишении домовладельцев земли, скупке богатыми земель вместе с населяющими их людьми, ставке на силу и привилегии. Вместе с появлением «власти-собственности» (свободной конвертации власти в деньги и собственность и обратно) эти и некоторые другие виды социальной практики, показывают исследователи, взаимосвязаны и несовместимы с индустриальным характером развития РФ[vii]. «Вероятно, - замечает Александр Шубин, - наши правители осознают, что по мере смещения страны в «третий мир» она деградирует социально. Соответственно, задача перехода к модернизации может читаться как надежда переломить тенденцию деградации, развернуть вектор движения страны от регресса к возвращению на путь модерного прогресса» [Шубин 2010 web].

Быть может. Но, скорее всего, наши федеральная и региональные элиты, в практиках которых все больше проступают феодальные черты, больше всего боятся потерять привилегии, а руководство страны - ослабления «властной вертикали», скрепляющей асимметричную РФ. Последняя, действительно, до сих пор не застрахована от распада вследствие внутренних и внешних вызовов. Судя по наблюдениям, именно этого больше всего боится власть, из года в год увеличивая финансирование армии и силовых ведомств[viii]. Поэтому в обозримом будущем не стоит ждать либерализации курса. Россия, как и прежде, пойдет по пути догоняющего развития при авторитарной форме правления. Важно, чтобы этот авторитаризм, был авторитаризмом развития, отдающим доходы нефтегазового комплекса на индустриализацию страны, развитие образования и науки. Но именно этого не происходит. Что делать?

Часть 2

gabblgob: (gorgona)


Вежливо так, легко и непринуждённо. А то пыхтение заватиневших про "перепоказать" уже достало конкретно. Перепокажите себе хотя бы 1957-й, сказочные вы долбодятлы, а потом выёживайтесь.

Профиль

gabblgob: (Default)
Вадим Давыдов

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011 121314
15161718192021
22232425262728
293031    

RSS

RSS Atom

Популярные метки

Создано

Развернуть метки

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 12:36
Powered by Dreamwidth Studios